Будьте осторожны, работают мошенники!!! Схемы мошенничества в сфере заложенного жилого имущества, приведенные на основании судебной практики

Главная  / Коммерческая безопасность / Сопровождение сделок с активами предприятия / Будьте осторожны, работают мошенники!!! Схемы мошенничества в сфере заложенного жилого имущества, приведенные на основании судебной практики

БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ, РАБОТАЮТ МОШЕННИКИ!!!

СХЕМЫ МОШЕННИЧЕСТВА В СФЕРЕ ЗАЛОЖЕННОГО ЖИЛОГО

ИМУЩЕСТВА, ПРИВЕДЕННЫЕ НА ОСНОВАНИИ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

А. РУСИН

Русин А., юрисконсульт ООО "Мелт".

В кредитовании под залог жилья существует множество схем мошенничества. Мошеннические схемы, изобретаемые заемщиками, как правило, направлены на обналичивание денежных средств, полученных на приобретение ипотечной квартиры, ради выгоды последнего. Мошеннические хищения кредитных (заемных) средств могут быть осуществлены путем совершения ряда неправомерных, а зачастую преступных действий, а именно создания подставных организаций; использования подложных документов; предоставления в качестве залога уже заложенного имущества или неполноценного, а иногда и не принадлежащего заемщику.

В данной статье мы хотели бы рассмотреть конкретные судебные дела и выявить яркие примеры схем мошенничества в сфере заложенного жилого имущества.

1. Схема мошеннических действий. Мошенник, зная о том, что не сможет получить заем без залога какого-либо имущества и осознавая, что имеющееся имущество уже находится в залоге у банка и не сможет обеспечить заем, предложил организации в залог земельный участок и дом, предоставив на данное имущество поддельные свидетельства о регистрации права, где сведений об обременении не имелось, а затем предоставил организации, выдавший заем, договор залога, в котором были проставлены поддельные оттиск гербовой печати регистратора УФРС и подпись регистратора, а также оттиск штампа регистрации Главного управления Федеральной регистрационной службы, свидетельства о регистрации права на земельный участок и жилой дом, в которых также содержались ложные сведения о регистрации залога.

Судебная практика.

Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 05.05.2011 по делу N 22-2427.

Так, Х.Л. обратился в ПО КПО <...> с просьбой о выдаче займа в размере 5 000 000 рублей, предложив в качестве залога земельный участок и жилой дом, принадлежащие его фактической супруге С. В подтверждение права собственности Х.Л. были представлены договор купли-продажи и свидетельство о праве собственности на указанные объекты недвижимости, оформленные на С. При этом об уже имевшихся обременениях в свидетельствах не упоминалось. 14 апреля 2007 г. с С. был заключен договор займа N 241 на сумму 5 000 000 рублей и договор залога на земельный участок и жилой дом. С. на имя Х.Л. выдана доверенность для регистрации договора залога в регистрационной службе. 20 апреля 2007 г. Х.Л. представил в ПО КПО <...> свидетельства о государственной регистрации права собственности С. на земельный участок и жилой дом, где были внесены сведения о регистрации ипотеки (залога) от 14 апреля 2007 г. После чего С. в период с 23 апреля 2007 г. по 22 октября 2007 г. были выданы по расходным кассовым ордерам денежные средства в общей сумме 5 000 000 рублей. Через некоторое время платежи по кредиту перестали поступать. Все вопросы, связанные с займами в ПО КПО <...>, решал Х.Л. Сначала Х.Л. обещал погасить задолженность по займу, однако потом перестал выходить на связь. Впоследствии было выяснено, что объекты недвижимости в действительности находятся в залоге у Сбербанка, договор залога от 14 апреля 2007 г. не был зарегистрирован, Х.Л. представлены поддельные свидетельства о регистрации права собственности, затем дом и земельный участок были проданы.

Согласно показаниям свидетеля С. для получения кредита были представлены документы на недвижимое имущество, оформленные ненадлежащим образом. Документами по оформлению кредита занимался Х.Л., деньги получала она, по кредиту заплатила проценты, основную сумму долга не выплачивала.

2. Схема мошеннических действий. Мошенники от имени банка представили в регистрирующий орган подложные документы, на основании которых запись об ипотеке была погашена.

Судебная практика.

ФАС Поволжского округа, Постановление от 25 января 2011 г. по делу N А65-8562/2010.

Так, между КИТ Финанс Инвестиционный банк (открытое акционерное общество) и гражданами Зариповым Ф.Н., Хисамовой Г.Н., Хисамовым И.Ф. заключен кредитный договор N 04-1/25968КИ на сумму 7 000 000 руб.

В целях обеспечения обязательств по кредитному договору между КИТ Финанс Инвестиционный банк (открытое акционерное общество) (залогодержатель) и гражданкой Хисамовой Г.Н. (залогодатель), являющейся собственником недвижимого имущества, был заключен договор об ипотеке жилого дома с земельным участком от 18.01.2008, по условиям которого залогодатель передает в ипотеку (залог) жилой дом, находящийся по адресу: Республика Татарстан, г. Казань, (п. Плодопитомник), Приволжский район, ул. Чунтонова, дом N 30, и земельный участок, находящийся по этому же адресу.

Права залогодателя были удостоверены закладной от 18.01.2008.

Ипотека была зарегистрирована ответчиком в установленном порядке, о чем в ЕГРП внесена запись от 25.01.2008 N 16-16-01/071/2008-101.

КИТ Финанс Инвестиционный банк (открытое акционерное общество) 25.05.2008 направил в адрес ответчика заявление о прекращении записи об обременении и необходимые для этого документы: доверенность от заявителя на Валееву А.Т., закладную от 18.01.2008, свидетельства о внесении записей в ЕГРЮЛ в отношении заявителя о постановке на налоговый учет, Устав, а также уведомление от 18.05.2008 о снятии обременения по закладной от 18.01.2008 в связи с исполнением обеспеченных ипотекой обязательств.

03.06.2008 регистрирующий орган провел правовую экспертизу документов и погасил запись об ипотеке в отношении вышеуказанного объекта недвижимого имущества. На закладной поставлен штамп "Прекращено в соответствии с регистрационной записью 03.06.2008".

КИТ Финанс Инвестиционный банк, узнав о погашении записи об ипотеке и полагая, что в регистрирующий орган представлены подложные документы, обратился в Следственный отдел Следственного управления при УВД г. Казани. На основании сообщения о преступлении от 22.02.2010 Постановлением от 22.03.2010 было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ.

3. Схема мошеннических действий. Мошенник под предлогом участия в крупном инвестиционном проекте брал в долг деньги, обещая в случае невозврата долга передать в собственность квартиру, заведомо находившуюся в залоге банка.

Судебная практика.

Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 февраля 2011 г. N 22-945/402.

Так, И. в феврале - марте 2008 г. предложил потерпевшему <Ф.И.О.1> участвовать в инвестиционном проекте, ему было необходимо привлечение финансов для получения наибольшей прибыли. В случае увеличения сроков оборота денег и сроков их возврата Н. обещал переоформление недвижимости (квартир и дач), принадлежащей ему и его близким родственникам - матери и бабушке, - на <Ф.И.О.1> путем составления договоров купли-продажи. Н. уверил его в устойчивом финансовом состоянии, передал ему подлинник свидетельства на землю на имя его бабушки, подлинник завещания его бабушки на земельный участок. Доверившись И., <Ф.И.О.1> передал ему деньги на финансовый проект, в салоне своей автомашины "мерседес". В конце марта 2008 г. в дневное время он передал Н. 50 000 долларов США и 3 000 000 рублей с указанием сроков возврата денег до 02.09.2008. До середины лета 2009 г. Н. откладывал возврат денег. Затем с ним невозможно было связаться.

Свидетель <Ф.И.О.2> в судебном заседании подтвердил, что по просьбе <Ф.И.О.1> 02.04.2008 присутствовал на встрече <Ф.И.О.1> с Н. <Ф.И.О.1> вез на встречу деньги в пакете; рассказал, что вкладывает крупную сумму денег через знакомого Н. для получения прибыли в банковском проекте. В его присутствии в машине <Ф.И.О.1> передал Н. деньги в пакете (доллары и рубли), и тот написал расписку.

Н., имея умысел на хищение чужого имущества, под надуманным предлогом участия в выгодном для него инвестиционном банковском проекте, заведомо не имея намерений и возможности исполнить принимаемые обязательства, обещая в случае невозврата денег передать в собственность <Ф.И.О.1> квартиру, находившуюся в залоге у банка, и не вправе без письменного разрешения банка отчуждать указанную квартиру и распоряжаться ею и переоформить недвижимость, создав уверенность в обеспечении сделки имуществом, путем обмана получил от потерпевшего денежные средства в сумме 4 191 500 руб. Позднее, 02.04.2008 Н. написал расписку на указанную сумму, указав срок возврата денег - до 02.09.2008.

4. Схема мошеннических действий. Мошенник склонил потерпевших (лжезаимодавца и лжезаемщика) к заключению фиктивного договора займа под залог квартиры, а затем по доверенности от лжезаимодавца потребовал через суд взыскание суммы фиктивного займа.

Судебная практика.

Кассационное Определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 3 октября 2011 г. N 22-12228.

Так, потерпевшая Н.О. по настоянию Шамина Д.М. заключила с его знакомым И.В. договор займа о том, что якобы она заняла у последнего 350 000 долларов США под залог части квартиры, чтобы показать ее обремененность и при расторжении брака с мужем квартира не досталась бы последнему. Однако через некоторое время она по договоренности с мужем разделила квартиру пополам. Узнав об этом, Шамин Д.М. потребовал от нее 350 000 долларов, а получив отказ, по доверенности от имени И.В. обратился с иском в районный суд, который удовлетворил иск и вынес решение о взыскании с нее указанной суммы, но по ее жалобе Московский городской суд отменил решение районного суда, который, рассмотрев иск повторно, отказал в его удовлетворении. После этого, по ее заявлению в отношении Шамина Д.М. было возбуждено уголовное дело.

5. Схема мошеннических действий. Мошенник, имея намерения на завладение денежными средствами, принадлежащими банку, подобрал недвижимость в виде земельного участка и дома, которые изначально не собирался приобретать, а получив ипотечный кредит, не представил банку залоговых документов на данную недвижимость и не вернул полученные от банка денежные средства.

Судебная практика.

Кассационное Определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 31 августа 2011 г. по делу N 22-9870.

Так, 27 декабря 2006 года был заключен кредитный договор, согласно условиям данного договора Джилавян получил ипотечный кредит в размере 77 310 000 рублей и обязался приобрести объекты недвижимости - два земельных участка и жилой дом, находящиеся в Наро-Фоминском районе Московской области. Однако Джилавян обязательства по договору не исполнил, недвижимое имущество, указанное в договоре, не приобрел и не передал в залог банку никакого недвижимого имущества. Отказываясь от сделки купли-продажи недвижимого имущества, на покупку которого был выдан кредит, Джилавян банк в известность не поставил. Заключая кредитный договор, Джилавян никому из сотрудников банка не сообщал, что намеревается потратить полученные кредитные средства на инвестиции в свой бизнес, хотя условием выдачи кредита было приобретение недвижимого имущества, указанного в договоре.

Также суд принял во внимание показания свидетеля Ш., являющегося коммерческим директором в организации, учредителем которой был Джилавян и который фактически управлял обществом и финансами. В декабре 2006 года к нему обратился Джилавян с просьбой стать поручителем при получении в Лефортовском ОСБ России кредита на покупку жилого дома в Московской области. На предложение Джилавяна он согласился и 27 декабря 2006 года подписал договор поручительства. Через некоторое время Джилавян отказался от покупки дома, на приобретение которого ему был выдан кредит. Начиная с февраля 2007 года Джилавян стал активно выводить активы общества, окончательно Джилавян вывел все активы к концу июня 2007 года, после чего общество стало испытывать сильный недостаток оборотных средств и в работе появились перебои, что продолжалось до сентября 2007 года. Он понял, что компания банкротится и уволился.

6. Схема мошеннических действий. Создав иллюзию предоставления финансовой помощи и помощи в оформлении в залог жилья в банке по якобы заранее имевшейся договоренности с последним, организованная группа мошенников путем обмана и злоупотребления доверием занимались хищением денежных средств.

Судебная практика.

Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 47-О08-60.

Так, Соболь и Рудьков признаны виновными в совершении ими организованной группы совместно с другими осужденными. В марте 2003 года Соболь зарегистрировал в г. <...> "Некоммерческое партнерство" по решению социальных проблем - <...> (далее - НП <...>) под прикрытием реализации в области Федеральной целевой программы "Жилище" в рамках национального проекта "Доступное жилье". С целью легализации похищенных денежных средств Соболь создал учреждение некоммерческих партнерств, которое зарегистрировал на Рудькова А.В. и свою родственницу Т., жилищно-строительный кооператив <...> (далее - ЖСК <...>).

С самого начала деятельности НП <...> Соболь Ю.Л. вовлек в организованную группу: Болдыреву А.В., Свередюк Н.П., Рудькова А.В., Марсакову Е.Н., Раут М.В., Шевлякова В.В.

С апреля 2003 года по 13 апреля 2005 года члены организованной группы в составе Соболя, Марсаковой, Болдыревой, Раут, Рудькова, Свередюк, Шевлякова с участием лиц, введенных ими в заблуждение относительно истинных целей деятельности НП <...>, не имея намерений выполнить в отношении партнеров обязательства об обеспечении их недвижимостью, исполняли заранее детально разработанный механизм хищения, состоящий из следующих элементов:

Соболь Ю.Л. подготовил аналогичные друг другу уставы некоммерческих партнерств: <...>, <...>, декларируемая цель деятельности которых заключалась в содействии своим партнерам в решении социальных проблем, связанных с реализацией права на жилище и обеспечением каждого из них жилым помещением за счет аккумулирования взносов партнеров либо банковского кредитования. Согласно уставу партнерство не вправе использовать взносы партнеров на иные цели, кроме приобретения жилой или нежилой недвижимости и прав на нее.

Для систематического хищения денежных средств, поступивших в НП <...> от граждан, нуждающихся в решении жилищной проблемы, у которых в силу небольшого заработка отсутствовала возможность получения денег в кредитных организациях, Соболь Ю.Л. разработал программу "Социальное жилье", содержащую подпрограммы "Кредитная" и "Накопительная". Не раскрывая процесса приобретения жилья, программа содержала заведомо ложную информацию о наличии договоренностей корпорации с банками о кредитовании партнеров НП <...>.

Так, в программе под названием "Кредитная" указывалось, что партнер корпорации открывает лицевой счет в банке, который выдает кредит корпорации или партнеру, сроком на один год и более, на основании договора между банком и корпорацией или банком и партнером. Вся приобретаемая недвижимость оформляется на корпорацию либо в долевую собственность между корпорацией и партнером, в зависимости от суммы кредита.

Программа "Накопительная" предусматривала участие партнеров, не имеющих накоплений и выплачивающих установленные платежи, которые аккумулируются на расчетном счете корпорации от трех месяцев до пяти лет. После накопления необходимой суммы на счетах, добавляя средства из фонда реестра корпорации, партнер приобретает жилье в долевую собственность с корпорацией.

Договор о совместном приобретении жилья и положение о предоставлении финансовой помощи также содержали ложную информацию о том, что объекты недвижимости приобретаются корпорацией путем кредитования через банковскую систему под залог недвижимости. В течение 40 дней после получения свидетельства о государственной регистрации права партнерство закладывает приобретенное имущество в банк, с которым заключено соглашение о сотрудничестве. После полного погашения партнером предоставленной финансовой помощи залог с квартиры (дома) снимается, а партнерство обязуется в течение 30 дней после снятия залога переоформить приобретенное совместно с партнером жилье в частную собственность партнера.

Для передачи денежных средств партнерами в НП <...> Соболем Ю.Л. была разработана система взносов, являющаяся одним из элементов мошеннического обмана.

В нарушение п. 7.6.8 Устава, предусматривающего, что определение, изменение, утверждение размера, структуры, сроков оплаты и порядка взносов и иных платежей относится к исключительной компетенции общего собрания членов партнерств, размеры и виды взносов изменялись единолично Соболем Ю.Л., устанавливались в процентном соотношении от суммы финансовой помощи, указывались в бизнес-планах и на руки партнерам не выдавались. Гражданам обещалась выдача финансовой помощи под выгодный процент, от <...> до <...>% годовых. Фактически партнеры НП <...> под предлогом оплаты взносов на содержание корпорации обязывались на выплату различных ежемесячных взносов, исчисляемых с суммы финансовой помощи, при суммировании которых процент, выплачиваемый партнером в корпорацию, с момента вступления составлял в среднем <...> годовых.

Так, согласно нормативным документам, вступительный взнос являлся обязательным платежом, размер которого устанавливается от <...>% до <...>% от суммы финансовой помощи, и в случае расторжения отношений с корпорацией возврату не подлежал. Таким образом, партнер изначально ставился в зависимое положение от корпорации, оплачивая безвозмездно значительную сумму, составляющую, как правило, от <...> до <...> рублей, а в случае приобретения квартиры за меньшую стоимость, чем предполагалось изначально, внесенные деньги не возвращались. Не подлежал возврату и обязательный ежемесячный членский взнос на организационно-хозяйственную деятельность партнерства, составляющий <...> - <...>% от размера финансовой помощи.

В течение трех дней с момента вступления в партнерство, гражданин обязан был внести основной взнос в размере <...>% от стоимости квартиры, который должен был идти в индивидуальный фонд обеспечения партнера и использоваться только на приобретение недвижимости. Как правило, основной взнос являлся всей суммой собственных накоплений партнера, о которых на консультациях узнавали у вступающего лица, а затем под видом оплаты обеспечительного взноса склоняли к внесению данных средств в кассу партнерства.

Основной членский взнос, направляемый на погашение финансовой помощи или на формирование ежемесячного фонда финансовой помощи, являлся обязательным взносом партнера, сумма которого определялась в зависимости от размера финансовой помощи и срока рассрочки.

Ежемесячный или дополнительный членский взнос - за пользование предоставленной финансовой помощью, должен был оплачиваться с момента предоставления финансовой помощи до полного ее погашения. За период деятельности партнерства размер ежемесячного членского взноса устанавливался единолично Соболем Ю. Л и составлял от <...>% до <...>% годовых. Фактически данный взнос являлся процентом за пользование денежными средствами и зачастую, в нарушение Устава, взимался с партнеров до предоставления им финансовой помощи.

С целью вовлечения большого количества граждан в НП <...> в средствах массовой информации городов <...>, на телеканалах <...>, <...> на протяжении всего времени деятельности корпорации публиковалась реклама об оказании корпорацией финансовой помощи всем желающим гражданам, без каких-либо ограничений, в приобретении недвижимости в рассрочку до 25 лет, а также на иные нужды на выгодных условиях.

В качестве консультантов Соболь Ю.Л. при непосредственном участии Марсаковой Е.Н., Болдыревой А.В. принимал молодых лиц, не имеющих опыта в юридической сфере деятельности, которым умышленно создавал неблагоприятные условия работы, в результате которых они через непродолжительное время увольнялись и не имели возможности создать мнение об истинной деятельности НП <...>. В процессе индивидуального собеседования консультанты использовали заранее разработанные членами организованной группы варианты ответов на вопросы граждан, сомневающихся в законности и целесообразности внесения ими денежных средств.

Консультанты, руководствуясь полученными от Соболя Ю.Л., Марсаковой Е.Н., а в г. <...> - от Болдыревой А.В. указаниями, доносили до лиц, желающих вступить в корпорацию, ложную информацию о предоставлении финансовой помощи на приобретение жилья в короткие сроки, за счет средств различных банков, с которыми у НП <...> заключены соглашения, под низкий процент и умышленно умалчивали об отсутствии реальной возможности выполнить обязательства за счет аккумулирования взносов партнеров, согласно очереди по реестру. Содержание консультации, состоящее из ложных сведений, заключалось в следующем: обязательными условиями предоставления финансовой помощи является внесение партнером вступительного взноса, ежемесячных взносов на содержание корпорации в кассу либо на расчетные счета НП <...>; при внесении основного взноса, то есть имеющихся накоплений гражданина, он имеет право на первоочередное предоставление финансовой помощи, и чем больше сумма основного взноса, тем скорее предоставляется помощь; при отсутствии у партнера вариантов жилья, подлежащих совместному приобретению, поиском вариантов жилья занимаются риелторы корпорации; на партнера возлагается обязанность по сбору документов на квартиру, которые в течение трех недель проверяются на юридическую чистоту в головном офисе корпорации или в банке, кредитующем партнеров; партнер обязан произвести оценку жилья у независимого оценщика, предоставленного корпорацией, после чего корпорация в срок от одного до трех месяцев приобретает жилье в долевую собственность с партнером, в зависимости от внесенных им денежных средств; приобретенная недвижимость оформляется в залог в банке, выделяющем кредит, под гарантию НП <...>, после выплаты партнером суммы финансовой помощи квартира переоформляется в собственность партнера.

При этом в ходе беседы работники корпорации выведывали у гражданина о наличии собственных накоплений и в зависимости от этого предлагали определенную программу кредитования. Так, если у гражданина имелись денежные средства, составляющие <...> и более процентов от стоимости жилья, либо квартира, им предлагалась только одна программа, предусматривающая внесение в качестве обеспечительного взноса всей суммы имеющихся денежных средств либо имущества гражданина.

В результате члены организованной группы, действуя через введенных в заблуждение консультантов, создавали иллюзию гарантированного приобретения жилья за счет средств банка в короткие сроки и склоняли их к заключению соглашения с партнерством и внесению необходимых взносов в кратчайшие сроки.

Затем сотрудники партнерства убеждали граждан в подписании документов - заявления о приеме, заявления на поиск жилья, положения о членских взносах, договора о совместном приобретении жилья, положения о предоставлении финансовой помощи. Имея умысел на хищение денежных средств партнера, за якобы оказанные ему риелторские услуги в виде поиска жилья, подсудимые обязывали граждан, вступающих в корпорацию, оформлять заявление на поиск жилья и при наличии у них имеющегося варианта жилья, подлежащего приобретению.

Вопреки Уставу, предусматривающему, что партнерство не вправе использовать взносы партнеров на иные цели, кроме приобретения жилой или нежилой недвижимости и прав на нее, члены организованной группы, под руководством Соболя Ю.Л., с целью завладения правом на чужое имущество представляли ложные сведения о предоставлении финансовой помощи на иные нужды, не связанные с приобретением жилья. В данном случае подсудимые, действуя лично либо при помощи консультантов, доводили до граждан информацию о том, что финансовая помощь предоставляется из средств различных банков, с которыми у корпорации заключено соглашение о кредитовании партнеров, под залог в банке имеющегося у гражданина в собственности объекта недвижимости, а также о том, что в корпорации договор залога оформляется как договор купли-продажи. Гражданин, введенный в заблуждение относительно действительных целей членов организованной группы, не имея намерений приобретать жилье, подписывал представленное ему положение о совместном приобретении жилья, представлял документы на имеющийся в собственности объект недвижимости для оформления залога, производил оценку жилья у оценщика, представленного корпорацией. В результате Марсакова, Болдырева, Свередюк, представляя интересы корпорации в учреждении юстиции, обманным путем склоняли партнера к подписанию вместо договора залога договора купли-продажи, оформляя право собственности полностью на корпорацию, без обременения залогом. После чего партнерам выдавали финансовую помощь в размере, не превышающем <...> процентов от стоимости приобретенного объекта недвижимости, склоняя их к оплате различных взносов, в том числе и за не оказанную финансовую помощь.

В заключение мы хотели бы сделать определенные выводы для читателей:

- для того чтобы снизить риски и не попасть в лапы мошенников в сфере кредитования под залог жилья, необходимо тщательно проверять и перепроверять всю предоставляемую документацию, анализировать происходящие обстоятельства, совершаемые действия, предмет залога, предупредив тем самым мошенничество извне.

При подготовке данной статьи автор использовал следующие материалы судебной практики:

1. Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 ноября 2008 г. N 47-О08-60 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант";

2. Кассационное Определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 3 октября 2011 г. N 22-12228 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант";

3. Кассационное Определение СК по уголовным делам Московского городского суда от 31 августа 2011 г. по делу N 22-9870 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант";

4. Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Пермского краевого суда от 05.05.2011 по делу N 22-2427 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант";

5. Кассационное Определение Судебной коллегии по уголовным делам Санкт-Петербургского городского суда от 21 февраля 2011 г. N 22-945/402 по делу N 1-695/10 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант";

6. ФАС Поволжского округа, Постановление от 25 января 2011 г. по делу N А65-8562/2010 // Доступ из информационно-правового обеспечения "Гарант".