Теоретические и практические проблемы оспаривания в судах оценки арестованного имущества, производимой в рамках исполнительного производства

Главная  / Экономическая безопасность / Оценка имущества и бизнеса / Теоретические и практические проблемы оспаривания в судах оценки арестованного имущества, производимой в рамках исполнительного производства

 Теоретические и практические проблемы оспаривания в судах оценки арестованного имущества, производимой в рамках исполнительного производства

(Терехова Л.А., Денисова Е.И., Лысенко С.М.)
("Вестник гражданского процесса", 2013, N 6)

Терехова Л.А., доктор юридических наук, профессор, заведующая кафедрой гражданского и арбитражного процесса Омского государственного университета.

Денисова Е.И., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского и арбитражного процесса Омского государственного университета.

Лысенко С.М., ООО "Информационно-технологическая сервисная компания".

Статья посвящена анализу законодательства и судебной практики, сложившейся при рассмотрении судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной в рамках исполнительного производства. В п. 3 ч. 4 ст. 85 Федерального закона "Об исполнительном производстве" предусматривается, что "стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке". В отношении этой нормы сразу же возникает вопрос об объекте оспаривания: оспаривается сама оценка (ее размер) или же постановление пристава, которым эта оценка утверждена (само утверждение)? Кроме того, неясен вопрос о том, является ли величина рыночной стоимости, данная оценщиком, обязательной для судебного пристава или носит рекомендательный характер. Оспаривание оценки имеет все же черты спора о праве, рассматривать который надлежит в рамках искового производства. Определение вида судопроизводства очень важно, так как от этого зависят состав участников, их процессуальное положение и порядок доказывания. Предметом доказывания, таким образом, становится именно величина оценки, определяются методы оценки, мотивы избрания тех или иных методов, проводится экспертиза. Исследование доказательств идет по правилам искового производства (равное участие сторон в доказывании), причем судебный пристав-исполнитель в нем не задействован (по объективной причине он не может дать пояснений по этим вопросам).

Ключевые слова: исполнительное производство; оспаривание постановлений судебного пристава; оценка арестованного имущества; оспаривание в судах оценки арестованного имущества; вид гражданского судопроизводства.

При оспаривании в судах оценки арестованного имущества, производимой в рамках исполнительного производства, у практикующих юристов возникают многочисленные вопросы относительно правильности подхода законодателя к определению вида судопроизводства и объекта оспаривания. Дела данной категории рассматриваются как дела, возникающие из публичных правоотношений, но насколько это соответствует сущности возникших отношений? Для ответа на этот вопрос представляется необходимым прежде всего провести анализ законодательства, а также позиций службы судебных приставов и судов по данной проблеме.

1. Анализ законодательства

В исполнительном производстве вопрос об оценке имущества должника является достаточно спорным. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" (в ред. от 3 августа 2013 г.) (далее - Федеральный закон об исполнительном производстве) предусматривает, что в исполнительном производстве оценку имущества и имущественных прав судебный пристав-исполнитель осуществляет самостоятельно, а в случаях, прямо указанных в законе, назначает для этого оценщика.

Так, согласно ч. 2 ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки:

1) недвижимого имущества;

2) ценных бумаг, не обращающихся на организованных торгах (за исключением инвестиционных паев открытых и интервальных паевых инвестиционных фондов);

3) имущественных прав (за исключением дебиторской задолженности, не реализуемой на торгах);

4) драгоценных металлов и драгоценных камней, изделий из них, а также лома таких изделий;

5) коллекционных денежных знаков в рублях и иностранной валюте;

6) предметов, имеющих историческую или художественную ценность;

7) вещи, стоимость которой по предварительной оценке превышает 30 тыс. руб.

Кроме того, судебный пристав-исполнитель обязательно привлекает оценщика и в том случае, если должник или взыскатель выразили свое несогласие с оценкой судебного пристава-исполнителя.

В случае обязательной оценки имущества оценщиком Федеральный закон об исполнительном производстве (ст. 85) устанавливает следующий порядок:

1) судебный пристав в акте (описи имущества) указывает примерную стоимость вещи или имущественного права и делает отметку о том, что его оценка носит предварительный характер;

2) судебный пристав назначает для оценки оценщика. При этом судебный пристав должен его назначить в течение одного месяца со дня обнаружения имущества должника;

3) получив отчет оценщика, судебный пристав-исполнитель в течение трех дней выносит постановление об оценке имущества или имущественного права (п. 3 ч. 4 ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве).

В конечном итоге получается, что, несмотря на наличие полученного отчета от оценщика, стоимость арестованного имущества судебный пристав-исполнитель оформляет своим постановлением.

В п. 3 ч. 4 ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве предусматривается, что "стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке" (выделено нами. - Л.Т., Е.Д., С.Л.).

В отношении этой нормы сразу же возникает вопрос об объекте оспаривания: оспаривается сама оценка (ее размер) или же постановление пристава, которым эта оценка утверждена (само утверждение)?

Кроме того, неясен вопрос о том, является ли величина рыночной стоимости, данная оценщиком, обязательной для судебного пристава или носит рекомендательный характер.

В то же время в ч. 7 ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве установлено, что оценка имущества, произведенная судебным приставом-исполнителем без привлечения оценщика, может быть обжалована сторонами исполнительного производства в соответствии с настоящим Федеральным законом или оспорена в суде не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке.

При анализе указанных положений Федерального закона об исполнительном производстве обращают на себя внимание следующие обстоятельства:

1) п. 3 ч. 4 не делает ссылку на то, что стороны исполнительного производства должны оспаривать постановление судебного пристава-исполнителя об оценке имущества; напротив, Федеральный закон об исполнительном производстве говорит о возможности оспаривания стоимости объекта оценки, указанной в отчете оценщика;

2) ч. 7, в отличие от п. 3 ч. 4 ст. 85, прямо указывает на возможность оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества, произведенной самим судебным приставом, в административном (в порядке подчиненности - обжалования), а также в судебном порядке.

Эти различия изначально указывают на то, что законодатель различает оценку самого судебного пристава и оценку оценщика. При этом в случае обязательного привлечения оценщика отчет оценщика - это документ-основание для судебного пристава при вынесении постановления об оценке имущества.

Приставы также пытаются различить данные два вида оценки имущества при оформлении постановлений: в случае оценки самим приставом выносится постановление об оценке имущества должника, а в случае привлечения независимого оценщика - постановление о принятии результатов оценки.

Наряду с Федеральным законом об исполнительном производстве Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации" (в ред. от 23 июля 2013 г.) (далее - Федеральный закон об оценочной деятельности) также предусматривает возможность оспорить сведения, содержащиеся в отчете оценщика. Так, ст. 13 Федерального закона об оценочной деятельности закрепляет следующее положение: "В случае наличия спора о достоверности величины рыночной или иной стоимости объекта оценки, установленной в отчете, в том числе и в связи с имеющимся иным отчетом об оценке этого же объекта, указанный спор подлежит рассмотрению судом, арбитражным судом в соответствии с установленной подведомственностью, третейским судом по соглашению сторон спора или договора или в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, регулирующим оценочную деятельность" (выделено нами. - Л.Т., Е.Д., С.Л.).

Из этой статьи однозначно следует, что оспаривается в суде именно оценка, установленная в отчете, а не постановление судебного пристава. Кроме того, данная статья фактически говорит о делах искового производства (обратим внимание, что упоминаются третейские суды как место рассмотрения спора и упоминается именно спор).

2. Позиция судебного пристава-исполнителя

Приставы полагают, что в таких делах им приходится отвечать за действия другого лица. При рассмотрении дела в суде, безусловно, встает вопрос: какой характер для судебного пристава-исполнителя носит отчет оценщика относительно оценки имущества или имущественного права?

Именно от решения этого вопроса многое зависит. Если оценка имущества, данная оценщиком как специалистом в этой области, носит обязательный характер для судебного пристава-исполнителя, то, следовательно, последний не может ее не принять. Если же оценка имущества или имущественного права, указанная в отчете оценщика, носит рекомендательный характер для судебного пристава-исполнителя, то последний с ней может не согласиться и не принять ее.

Если рассматривать этот вопрос с позиции судебного пристава-исполнителя, то он не сомневается в правильности отчета оценщика, который является квалифицированным специалистом (что соответствует требованиям законодательства Российской Федерации об оценочной деятельности). Именно поэтому судебный пристав выносит постановление об оценке.

Более того, Федеральный закон об исполнительном производстве не предусматривает возможности для судебного пристава не принять отчет об оценке или вообще не выносить постановление. Не предусмотрено никакой специальной процедуры для пристава, в рамках которой он мог бы анализировать, уточнять величину оценки либо назначить повторную оценку. По смыслу ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве судебный пристав просто обязан вынести постановление об оценке.

3. Судебная практика

В судебной практике (и в арбитражных судах, и в судах общей юрисдикции) сложилась некая "смешанная модель" при принятии и рассмотрении дел данной категории. В суды предъявляются якобы заявления в порядке гл. 25 ГПК РФ и гл. 24 АПК РФ, и возбуждается дело из публичных правоотношений, однако само судебное разбирательство носит явные черты искового производства. Последнее утверждение подтверждает тот факт, что по делам участвуют третьи лица, доказывание производится по правилам именно искового производства.

Следует отметить, что арбитражные суды и суды общей юрисдикции позицию судебного пристава по вопросу объекта оспаривания, как правило, не поддерживают.

Например, Октябрьский районный суд г. Омска отмечает: "В соответствии с ФЗ "Об исполнительном производстве" принятие оценки зависит от усмотрения пристава, т.к. закон не содержит требований и критериев утверждения отчета об оценке" (выделено нами. - Л.Т., Е.Д., С.Л.) (решения от 11 января 2011 г. и от 31 ноября 2011 г.) <1>. Ссылок на конкретные статьи Закона при этом не приводится. Вывод суда сомнителен, так как отсутствие требований и критериев в законе в равной степени может означать и обязанность судебного пристава принять оценку.

--------------------------------

<1> Копии решений предоставлены авторам подразделением правового обеспечения УФССП РФ по Омской области.

Для арбитражных судов большое влияние на формирование судебной практики оказало информационное письмо ВАС РФ от 30 мая 2005 г. N 92 "О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком" (далее - информационное письмо N 92) <1>. Именно в информационном письме N 92 Президиум ВАС РФ указал, что в соответствии с п. 1 ст. 52 Федерального закона об исполнительном производстве оценку имущества должника производит судебный пристав-исполнитель. Поэтому даже в том случае, когда для оценки имущества судебный пристав-исполнитель привлекал независимого оценщика, в судебном порядке может быть оспорено только постановление этого пристава-исполнителя, определяющее цену такого имущества.

--------------------------------

<1> Вестник ВАС РФ. 2005. N 7.

Разъяснение ВАС РФ, на наш взгляд, переводит вопрос в другую плоскость: в нем делается упор на том, кто утвердил оценку, а решения требует проблема, заключающаяся в том, как защитить права субъекта, не согласного с оценкой.

При этом суды, как правило, отказывают в праве сторон самостоятельно оспорить в суде оценку оценщика, так как это, по мнению суда, не нарушает права сторон в исполнительном производстве.

Так, в одном из решений суд указал следующее: "Оспаривание достоверности величины стоимости объекта (объектов) оценки, определенной независимым оценщиком, путем предъявления самостоятельного иска возможно только в том случае, когда законом или иным нормативным актом предусмотрена обязательность такой величины для сторон сделки, государственного органа, должностного лица, органов управления юридического лица. Величина оценки, указанная оценщиком в отчете, не может нарушать права сторон исполнительного производства, так как последствия ее определения наступают только после вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об оценке вещи или имущественного права, следовательно, стоимость объекта оценки может быть оспорена в судебном порядке только путем оспаривания постановления судебного пристава-исполнителя, определяющего цену вещи или имущественного права" (выделено нами. - Л.Т., Е.Д., С.Л.) <1>.

--------------------------------

<1> Апелляционное определение Саратовского областного суда от 1 ноября 2012 г. по делу N 33-6289.

Взвесим доводы за и против существующей системы оспаривания. В пользу оспаривания постановления судебного пристава, как правило, приводятся следующие аргументы:

1) в любом случае (независимо от субъекта оценки) правоотношения, возникающие в ходе исполнительного производства, оформляются именно постановлением судебного пристава-исполнителя; отчет оценщика без такого постановления значения для регулирования правоотношений сторон не имеет;

2) самого оценщика (по общему правилу) привлекает судебный пристав из числа отобранных управлением ФССП России; ни взыскатель, ни должник в процессуальном плане с оценщиком не связаны;

3) заключение оценщика не является для пристава обязательным, а носит рекомендательный характер;

4) при рассмотрении дела об оспаривании постановления судебного пристава об оценке в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, должен быть привлечен оценщик (как лицо, обладающее специальными знаниями);

5) понятие рыночной стоимости неприменимо к правоотношениям, возникающим в ходе исполнительного производства, поскольку на стоимость имущества (при оценке судебным приставом) влияют чрезвычайные обстоятельства должника.

Доводы противоположной направленности - в пользу возможности оспаривать именно произведенную оценку имущества - выглядят следующим образом:

1) несмотря на то что Федеральный закон об исполнительном производстве не содержит положений о том, что величина стоимости объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, является обязательной для судебного пристава-исполнителя, он не наделяет судебного пристава-исполнителя полномочиями по изменению стоимости величины этой оценки, а также не предусматривает порядок внесения подобных изменений;

2) вывод судов о рекомендательном характере проведенной оценки не согласуется с нормами законодательства об исполнительном производстве;

3) судебный пристав-исполнитель, не обладающий необходимыми специальными знаниями для оценки рыночной стоимости отдельной вещи или имущественного права и привлекающий для таких целей специалиста-оценщика, не может самостоятельно и обоснованно установить достоверность произведенной специалистом оценки;

4) поскольку в случае взыскания со службы судебных приставов убытков, причиненных в результате вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об оценке имущества должника, основанного на недостоверном отчете оценщика, служба судебных приставов может обратиться за возмещением выплаченных денежных средств непосредственно к оценщику, составившему недостоверный отчет, то к участию в деле об оспаривании стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, а также об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке имущества должника необходимо привлекать как судебного пристава-исполнителя, так и оценщика;

5) оценщик - это специалист, обладающий специальными знаниями, судебный пристав привлекает его именно потому, что сам таковыми знаниями не обладает; законодатель, устанавливая случаи обязательного привлечения оценщика, тем самым сразу признает судебного пристава некомпетентным в этом вопросе.

Полагаем, что вторая точка зрения постепенно начинает преобладать, о чем свидетельствуют изменения в судебной практике и наметившиеся изменения в законодательстве.

Прежде всего необходимо отметить новую позицию ВАС РФ, высказанную при рассмотрении конкретного дела.

Президиум ВАС РФ при рассмотрении дела в порядке надзора в своем Постановлении от 23 октября 2012 г. N 6083/12 пересмотрел свои разъяснения, данные им в информационном письме N 92.

Так, Президиум ВАС РФ в этом Постановлении обратил внимание на то, что суды, рассматривавшие дело в нижестоящих судебных инстанциях, не учли следующее.

Несмотря на то что Федеральный закон об исполнительном производстве не содержит положений о том, что величина стоимости объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, является обязательной для судебного пристава-исполнителя, он не наделяет судебного пристава-исполнителя полномочиями по изменению стоимости величины этой оценки, а также не предусматривает порядок внесения подобных изменений.

Таким образом, вывод судов о рекомендательном характере проведенной оценки не согласуется с нормами законодательства об исполнительном производстве.

Судебный пристав-исполнитель, не обладающий необходимыми специальными знаниями для оценки рыночной стоимости отдельной вещи или имущественного права и привлекающий для таких целей специалиста-оценщика, не может самостоятельно и обоснованно установить достоверность произведенной специалистом оценки.

Следовательно, оспаривание величины стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, посредством предъявления отдельного иска допускается законом и направлено на защиту прав и законных интересов как сторон исполнительного производства, так и судебного пристава-исполнителя, выносящего на основании отчета оценщика постановление об оценке имущества должника, которое тоже может быть оспорено в случае нарушения им прав и законных интересов сторон исполнительного производства.

Из этого Постановления следует, что, во-первых (и это уже победа для судебного пристава), оценка, установленная оценщиком, для судебного пристава носит обязательный, а не рекомендательный характер и, во-вторых, допускается оспаривание величины стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, посредством предъявления отдельного иска.

Очевидно, что со временем правоприменительная практика судов в решении этого вопроса изменится в пользу судебного пристава (хотя есть опасения, что решение разовое, поскольку в этом деле присутствовал "иностранный элемент": исполнялось решение международного коммерческого арбитража).

Изменение такой практики следует поддержать, так как, по нашему мнению, рассмотренная ситуация имеет все же черты спора о праве, рассматривать который надлежит в рамках искового производства. Определение вида судопроизводства очень важно, так как от этого зависят состав участников, их процессуальное положение и порядок доказывания. Как уже было отмечено выше, для правильного решения вопроса требуется установить вид судопроизводства, объект оспаривания и степень обязательности оценки для судебного пристава. К каким же выводам приводит изучение действующего законодательства и сложившейся судебной практики?

Прежде всего отметим, что действующее законодательство и сложившаяся практика определяют данный вид дел как дела из публичных правоотношений. Однако этот вид судопроизводства выделяется законодателем неслучайно и обладает целым рядом признаков, среди которых необходимо выделить следующие:

- спор должен возникать из отношений с публичным органом (это нарушение прав и свобод гражданина, организации в публичной сфере);

- правила доказывания рассчитаны на поддержку слабой стороны публичного правоотношения, т.е. действует презумпция неправомерности действия должностного лица, пока он не докажет обратное (т.е. правомерность, законность своих действий);

- лицами, участвующими в деле, являются заявитель и заинтересованное лицо (лица) - субъект, действие которого оспаривается; участие иных заинтересованных лиц допускается, но имеет факультативный характер и далеко не по всем делам;

- для быстрейшего восстановления нарушенных прав в публичной сфере предусмотрены сокращенные сроки рассмотрения таких дел в судах.

Рассмотрим наличие (отсутствие) указанных признаков в интересующей нас категории дел.

Из каких правоотношений возникает спор? Обратившийся в суд защищает свое имущественное право, спорит он с оценщиком (намеренно выведем за скобки те редкие случаи, когда пристав упустил формальные ошибки при выполнении и оформлении оценки). Фактически речь идет о величине оценки (а это имущественное право), а не о действиях пристава.

Соблюдают ли суды правила доказывания, установленные для дел из публичных правоотношений? При знакомстве с практикой судов ответ напрашивается однозначный: суды не выдерживают, да и не могут выдержать таких правил. Если рассматривать эту категорию дел как дела об оспаривании постановления судебного пристава, то правила доказывания требуют, чтобы именно пристав доказывал в суде правомерность своего постановления. Реально же в делах этой категории бремя доказывания несут оценщик и эксперт - пристав находится в стороне: сказать по существу ему нечего; в споре участвуют субъекты оценки: взыскатель и должник.

Доказательственная презумпция, действующая в делах из публичных правоотношений, должна освобождать заявителя от обязанности обосновывать незаконность действий должностного лица. Однако в рассматриваемых судами делах все далеко не так: от заявителей, например, требуют представления доказательств незаконности постановления пристава (например, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 9 апреля 2012 г. по делу N А45-11744/2011).

Предметом доказывания, таким образом, становится именно величина оценки, определяются методы оценки, мотивы избрания тех или иных методов, проводится экспертиза. Исследование доказательств идет по правилам искового производства (равное участие сторон в доказывании), причем судебный пристав-исполнитель в нем не задействован (по объективной причине он не может дать пояснений по этим вопросам).

Соответствует ли состав лиц, участвующих в деле, необходимому для дел, возникающих из публичных правоотношений? Нет, в делах об оспаривании постановления судебного пристава и состав участников, и объем их прав и обязанностей соответствуют делам искового производства. Судами привлекаются третьи лица, о чем арбитражные суды прямо пишут в своих постановлениях. Заметим, что в судебных постановлениях эти участники названы как просто третьи лица, хотя закон не предусматривает никаких абстрактных третьих лиц. И АПК РФ (ст. 50, 51), и ГПК РФ (ст. 42, 43) четко предусматривают, что существуют либо "третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора", либо "третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора". Наличие же предмета спора и определенного отношения к нему участника - признаки искового производства.

Суды общей юрисдикции (по крайней мере в Омске) поступают иначе: они во вводной части решения вообще не упоминают участников (в нарушение требований ч. 2 ст. 198 ГПК РФ).

К участию в деле, помимо заявителя, привлекаются: судебный пристав, вынесший постановление; представитель УФССП; специалист (оценщик); эксперт. Всех их наделяют равными обязанностями по доказыванию, и такая множественность лиц наблюдается по всем делам об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя.

Рассматриваются ли данные дела в сокращенный срок (10 дней)? Очень редко, так как объем доказательственной деятельности реально не позволяет судьям уложиться в 10-дневный срок.

Подведем итог. На наш взгляд, правильной и разумной является точка зрения о необходимости оспаривания самой оценки (отчета оценщика). Судебный пристав-исполнитель привлекает оценщика именно как специалиста, именно для использования специальных познаний, которыми обладает оценщик.

При оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о принятии результатов оценки фактически происходит (как сейчас) смешение начал искового и публичного производств. В случаях, когда суд приходит к выводу о необходимости удовлетворения заявления об оспаривании такого постановления, в качестве обоснования такого решения используются нормы, регулирующие порядок проведения самой оценки; фактически суд мотивирует, почему судебный пристав-исполнитель не мог принять такую оценку имущества.

Однако судебный пристав-исполнитель не обязан проверять правильность произведенной оценки: во-первых, он, как уже было отмечено, не обладает для этого необходимыми специальными познаниями; во-вторых, в отличие от суда, который не связан заключением эксперта или консультацией специалиста и принимает решение с учетом иных доказательств по делу, судебный пристав-исполнитель не располагает специальной процедурой, в рамках которой он мог бы проверить одно доказательство (заключение) с помощью других. Следовательно, сама оценка для него обязательна.

Признание характера произведенной оценки рекомендательной фактически создает замкнутый круг: судебный пристав-исполнитель обращается к оценщику, так как у него нет специальных знаний (и в силу указания закона, конечно), а затем этот же судебный пристав обязан проверить работу оценщика и нести за нее ответственность (аналогичной будет ситуация, когда человек, не владеющий французским языком, обращается к специалисту-переводчику, а затем проверяет правильность перевода и отвечает за его правильность).

Что следует предпринять для изменения практики рассмотрения дел об оспаривании оценки имущества, утвержденной постановлением судебного пристава-исполнителя?

Путь обращения с жалобой в КС РФ вряд ли будет продуктивным прежде всего потому, что сложно найти субъекта для обращения (граждан вполне устраивает имеющийся порядок). Кроме того, вряд ли КС РФ найдет основания для вмешательства, примером чему может быть Определение КС РФ от 29 сентября 2011 г. "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Селинской Марины Александровны на нарушение ее конституционных прав пунктом 1 части 3 статьи 68, частью 4 статьи 69, частью 1 статьи 77 и статьей 85 Федерального закона "Об исполнительном производстве".

Совместное Постановление ВС РФ и ВАС РФ по этому вопросу было бы предпочтительнее. Однако лучший вариант - изменение самого Федерального закона об исполнительном производстве, так как именно он - основа неверного толкования и неверной судебной практики. Можно с удовлетворением отметить, что соответствующий проект уже имеется <1>.

--------------------------------

<1> Проект Федерального закона N 263552-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "О судебных приставах" и Федеральный закон "Об исполнительном производстве".

19 апреля 2013 г. в Государственную Думу РФ внесен проект Федерального закона, который вносит в ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве следующие изменения (далее - проект).

Пункт 3 ч. 4 предлагается изложить в следующей редакции:

"3) направляет сторонам копию заключения по результатам оценки оценщика не позднее трех дней со дня его получения".

Статья 85 дополняется ч. 7.1 следующего содержания:

"7.1. Стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее десяти дней со дня их извещения о произведенной оценке".

Что дают для судебного пристава-исполнителя указанные изменения в ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве?

Во-первых, проект предлагает отделить оценку имущества, установленную оценщиком, от постановления судебного пристава-исполнителя.

Если проект будет принят как закон, то судебный пристав согласно п. 3 ч. 4 ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве, получив отчет оценщика, должен будет направлять сторонам копию заключения по результатам оценки оценщика не позднее трех дней со дня его получения. И, как следует из проекта, судебный пристав-исполнитель при получении заключения по результатам оценки оценщика не будет выносить постановление о принятии отчета оценщика. Такое решение проблемы представляется рациональным.

Во-вторых, внесение новой ч. 7.1 в ст. 85 Федерального закона об исполнительном производстве, согласно которой стоимость объекта оценки, указанная оценщиком в отчете, может быть оспорена в суде сторонами исполнительного производства не позднее 10 дней со дня их извещения о произведенной оценке, также окажет положительное действие в практике исполнительного производства. Данное дополнение даст возможность сторонам самостоятельно оспаривать в суде стоимость объекта оценки, указанную оценщиком в отчете. Судебный пристав не будет нести ответственность за оценку, установленную оценщиком.

Однако даже с учетом предложенных изменений законодательство об оценке имущества потребует дальнейшего совершенствования.