Представительство трудовых прав работников при банкротстве организации

Главная  / Коммерческая безопасность / Банкротство / Представительство трудовых прав работников при банкротстве организации
"Представительство трудовых прав работников при банкротстве организации". Кадровик. Трудовое право для кадровика", 2010, N 6

В условиях, когда банкротство организаций стало распространенным явлением, осуществление представительства трудовых прав работников, чьи интересы непосредственно связаны с его последствиями, приобретает особую значимость.

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве 2002 г.) действует с 3 декабря 2002 г. Федеральным законом от 30.12.2008 N 296-ФЗ в него были внесены существенные изменения, вступившие в силу с 11.01.2009. На сегодняшний день последние изменения внесены Федеральным законом от 27.12.2009 N 323-ФЗ.

Следует отметить, что это третий по счету федеральный закон с таким же названием, принятый за последние 10 лет. Как полагает В.В. Витрянский, это абсолютный мировой рекорд "скорострельности" в весьма сложной сфере правового регулирования, не терпящей суеты [1, с. 3].

Правовыми нормативными актами, регулирующими трудовые отношения в ходе процедуры несостоятельности, являются Трудовой кодекс РФ, названный Закон, Федеральный закон от 25.02.1999 N 40-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" (ред. от 19.07.2009), действовавший до 01.07.2009 Федеральный закон от 24.06.1999 N 122-ФЗ "Об особенностях несостоятельности (банкротстве) субъектов естественных монополий топливно-энергетического комплекса", акты органов исполнительной власти.

Деятельность хозяйствующих субъектов является многоплановой, включает в себя комплекс отношений, регулируемых не только нормами гражданского, но и трудового права. Процедуры банкротства затрагивают интересы не только кредиторов, но и трудовые коллективы, отдельных работников. Их обеспечение требует анализа возникающих проблем с учетом международного законодательства, положительного российского опыта, судебной практики. В юридической литературе обоснованно отмечается, что в дореволюционном законодательстве Российской империи существовали нормы, которые по уровню правовой регламентации опережали многие современные аналоги и сегодня могут быть учтены законодателем [2, с. 3].

Ключевые вопросы

Хотелось бы проанализировать ключевые вопросы осуществления представительства интересов работников в условиях несостоятельности организаций.

Представительство носит многоплановый характер, может осуществляться в органах представительной, исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях, в муниципальных образованиях, на предприятиях.

Трудности возникают при определении представителя работодателя на предприятиях-банкротах в случаях открытия конкурсного производства или введения внешнего управления. Управление делами должника входит в обязанности внешнего или конкурсного управляющего в соответствии со ст. ст. 99, 129 Закона о банкротстве 2002 г. Обсуждая этот вопрос, А.Ф. Нуртдинова приходит к выводу, что соответственно внешний или конкурсный управляющий представляют интересы работодателя при заключении либо изменении коллективного договора, реализации права работников на участие в управлении организацией [3, с. 90 - 95].

Другие авторы полагают, что отношения по социальному партнерству пересекаются с трудовыми отношениями в процессе банкротства, но не совпадают с ними по объему и невозможно применение ст. 29 ТК РФ к представительству работников должника [2].

С.Ю. Чуча безотносительно к отдельным стадиям банкротства считает, что для достижения социального согласия в организации, находящейся в процессе несостоятельности, необходимо проведение коллективно-договорных отношений [4, с. 237].

Заслуживает поддержки точка зрения о том, что управляющий, назначенный в соответствии с законодательством о банкротстве, является представителем работодателя по закону. Это подтверждается судебной практикой. В частности, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила частную жалобу арбитражного управляющего акционерного общества "Голубая Ока" на определение Рязанского областного суда, отказавшегося принять заявление о признании забастовки незаконной. Судебная коллегия указала, что, обращаясь в суд, арбитражный управляющий действовал как руководитель общества в пределах полномочий, предоставленных ему действующим законодательством о банкротстве [5, с. 238].

Принятие нового Закона не изменило ситуации. Нуждается в уточнении одно обстоятельство. В стадии конкурсного производства сложно говорить о социальном партнерстве. В соответствии со ст. 129 Закона о банкротстве 2002 г. конкурсный управляющий с момента своего назначения уведомляет работников должника о предстоящем увольнении в соответствии с законодательством о труде. В этих условиях проблематично говорить о заключении коллективного договора или соглашения. Работники вправе для удовлетворения своих требований использовать другие формы коллективных действий. Например, коллективные трудовые споры. Невозможно осуществление конкурсного производства, когда организация не работает [6, с. 246 - 249].

Около ста лет назад известный цивилист А. Трайнин отмечал, что история конкурсного законодательства в России - печальная повесть о том, как много было сделано попыток создания удовлетворительного конкурсного права России и как все эти попытки неизменно кончались неудачей [7, с. 3].

В стадии конкурсного производства достаточно острым является вопрос об оказании работникам юридической помощи. В связи с этим заслуживает обсуждения возможность оказания правовых услуг за счет государства. Министерством юстиции РФ разработан проект закона о бесплатной юридической помощи малоимущим гражданам. Такую помощь предлагается разделить на два направления: на осуществление представительства в суде и подготовку обращений. Юридическая помощь, о которой идет речь, должна оказываться работникам организаций, находящихся в стадии банкротства. Такая адресность способствовала бы результативному использованию выделенных на эти цели денежных средств.

Гарантии работников

В последние десятилетия в экономически развитых странах прослеживается тенденция к усилению гарантий работников, создаются государственные и коммерческие организации, осуществляющие их страхование в случае банкротства работодателя. Эти структуры финансируются либо исключительно за счет взносов работодателей (в Австрии, Дании, Норвегии, Польше), либо совместно с государством и за счет взносов работодателей (в Греции, Словении).

В России учреждений и компаний, страхующих риски работников, связанные с банкротством работодателя, в настоящее время не существует [8, с. 78].

В некоторых странах ближнего зарубежья наблюдается аналогичное направление развития трудового законодательства. В Республике Беларусь Трудовым кодексом предусмотрена обязанность работодателей создавать резервный фонд оплаты труда. В ст. 76 ТК РБ содержатся нормы, направленные на исключение ситуаций, когда работникам не могут быть произведены выплаты причитающейся им заработной платы, гарантийные и компенсационные выплаты в четырех случаях:

- экономической несостоятельности (банкротства);

- ликвидации организации;

- прекращения деятельности индивидуального предпринимателя;

- в других случаях, предусмотренных законодательством [9, с. 82 - 83].

Такая нормотворческая деятельность не может не заслуживать поддержки. В то же время зарубежный международный опыт в регулировании отношений, влияющих на результативность представительства в условиях несостоятельности (банкротства) организаций, не всегда отвечает современным реалиям. Сегодня мы чаще всего имеем дело не с безотлагательным прекращением деятельности предприятия, а с системой мер, направленных на их оздоровление, сохранение коллектива работников. Это повышает актуальность осуществления представительства их интересов. С этих позиций трудно дать положительную оценку содержащейся в ст. 11 Конвенции МОТ 1949 г. N 95 "Об охране заработной платы" ориентации на возврат долгов, возникших до банкротства работодателя.

Кроме того, проблематичным является то, что долги по оплате труда, несмотря на их привилегированный статус, могут оплачиваться после погашения других долгов работодателя, проходящего процедуру банкротства, поскольку очередность погашения привилегированного кредита, составляющего заработную плату, определяется в соответствии с п. 3 ст. 11 названной Конвенции национальным законодательством. Как обоснованно отмечается в юридической литературе, если денег работодателя оказывается недостаточно, долги перед работниками остаются непогашенными [8, с. 79].

Развитие прогрессивных направлений в международном законодательстве получило отражение в Конвенции МОТ 1992 г. N 173 "О защите требований трудящихся в случае неплатежеспособности предпринимателя". В соответствии с ней требования трудящихся, вытекающие из трудовых отношений, защищаются на основе привилегий таким образом, чтобы они удовлетворялись до того, как будут удовлетворены требования непривилегированных кредиторов (ст. 5). Определен Конвенцией минимум требований, на которые распространяются привилегии (заработная плата, выплаты за оплачиваемые отпуска, выходные пособия в связи с прекращением трудовых отношений и др.). Конкретизация требований работников дает возможность более эффективно осуществлять их представительство в сфере труда. Ратификация Конвенции способствовала бы усилению защиты требований работников при неплатежеспособности работодателя.

Злоупотребление правом

Закон о банкротстве 2002 г. предусматривает право представителей работников должника принимать участие без права голоса в первом собрании кредиторов при введении наблюдения (ст. 72). Их участие позволяет объективно оценить сложившуюся ситуацию, выработать оптимальное решение по урегулированию спорных вопросов. Недостатком является то, что отсутствие этих представителей не является основанием для признания первого собрания кредиторов недействительным. На практике таких представителей не всегда извещают о проведении собраний кредиторов, что порождает жалобы в судебные органы [1, с. 312).

Разрешению ситуации способствовали бы изменение ст. 72 Закона о банкротстве 2002 г., указание в нем, что ненадлежащее извещение представителей работников должника является основанием для признания решения первого собрания кредиторов недействительным.

Если рассматривать вопрос в теоретическом плане, то речь может идти о злоупотреблении правом, исследовавшемся еще древнеримскими юристами. До настоящего времени проблема злоупотребления правом остается дискуссионной. Некоторые авторы полагают, что это является правонарушением и общественный интерес требует ответственности виновных [10].

М.И. Бару отмечал, что злоупотребление правом опирается на субъективное право и формально не противоречит объективному праву. То есть в таком случае нельзя вести речь о правонарушении [11, с. 118].

Обоснованной является точка зрения, в соответствии с которой термин "злоупотребление правом" означает употребление права во зло, когда управомоченный субъект действует в пределах субъективного права, но наносит какой-либо ущерб правам других людей или обществу в целом [12, с. 430].

В трудовом законодательстве термин "злоупотребление правом" не применяется, но работники на практике нередко встречаются с этой проблемой. Отсутствие в Законе о банкротстве положения, предусматривающего, что ненадлежащее извещение представителей работников о проведении первого собрания кредиторов может повлечь признание недействительным его решения, является одной из них.

Формы извещения при этом могут быть различными: через представительный орган работников, доведение до сведения работников на общих собраниях и др. Речь не должна идти об участии работников лишь в первом собрании кредиторов. Такое ограничение вряд ли можно считать оправданным. Коллективу организации-банкрота следует предоставить право участия, решения вопросов на собраниях непривилегированных кредиторов, когда речь идет об определении кандидатуры руководителя внешнего или конкурсного управляющего [4, с. 111].

Участие работников (представителей работников) необходимо при обсуждении кандидатуры временного управляющего, вопроса о введении финансового оздоровления. Основанием для реализации таких предложений является невыполнение обязательств в отношении работников по выплате заработной платы, удовлетворению денежных платежей. Участие коллектива в определении кандидатуры внешнего или конкурсного, временного управляющего может осуществляться пропорционально - с учетом неудовлетворенных обязательств.

Поскольку работники непосредственно участвуют в осуществлении плана внешнего управления и, как правило, заинтересованы в его реализации, правомерным было бы предоставление им права участия в его обсуждении с закреплением такого права в законодательном порядке. Речь идет о внесении изменений в Закон о банкротстве 2002 г.

В ходе разработки Закона осуществлялся поиск основных направлений изменения действовавшего законодательства. В качестве магистральных направлений в юридической литературе назывались совершенствование норм о признаках банкротства, пересмотр законоположений, определяющих статус арбитражного управляющего, устранение допускавшегося в отдельных случаях дисбаланса интересов, с одной стороны, должника, его участников (акционеров, пайщиков), лиц, вступающих в имущественные отношения с должником, но не приобретающих впоследствии статуса конкурсных кредиторов, а с другой - конкурсных кредиторов и работников организации-должника [13, с. 30 - 39].

В работе не ставится задача подведения итогов поиска, реализации законодательных изменений по всем названным направлениям. Что касается имевшего место дисбаланса в учете интересов работников организации-должника, то он устранен не в полной мере. Эту позицию хотелось бы обосновать следующими соображениями.

Дисбаланс в учете интересов работников организации-должника

Действующее законодательство недостаточно четко регулирует отношения между работниками и работодателями по поводу предоставления последними информации, связанной с ликвидацией организаций. Пункт 4 ст. 134 Закона о банкротстве 2002 г. предусматривает, что требования кредиторов по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, удовлетворяются за счет стоимости предмета залога преимущественно перед иными кредиторами, за исключением обязательств перед кредиторами первой и второй очереди, права требования по которым возникли до заключения соответствующего договора залога. Информация о залоге имущества не может не затрагивать интересы работников, поскольку вероятность получения задолженности по заработной плате при банкротстве организации значительно уменьшается.

Обращая внимание на это обстоятельство, С.Ю. Чуча отмечал, что, исходя из ч. 2 ст. 53 ТК РФ, информацию о залоге имущества работодатель предоставлять трудящимся не должен, первая же часть обязывает его это сделать [14, с. 170].

Следует согласиться с точкой зрения авторов, полагающих, что необходимо закрепить в Законе право трудящихся на получение соответствующей информации от работодателя [14, с. 171]. Это способствовало бы предупреждению возникновения трудовых конфликтов.

Закон о банкротстве 2002 г. к лицам, участвующим в арбитражном процессе, отнес наряду с представителем учредителей (участников) должника и представителем собственника имущества должника также представителя работников должника (ст. 35). В соответствии с п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве 2002 г. арбитражным судом по заявлению представителя работников как лица, участвующего в арбитражном процессе, может быть признано недействительным собрание кредиторов, если оно нарушает их права и интересы. Определение арбитражного суда в этом случае подлежит немедленному исполнению.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что представители работников не наделены правом на получение информации о требованиях кредиторов, как и о возражениях должника по ним.

Для осуществления целей участия представителей работников в первом собрании кредиторов таким положением следует дополнить Закон о банкротстве 2002 г. Это отвечало бы и положениям Рекомендации МОТ N 180 (1996 г.), определившей, что работники и их представители должны быть заблаговременно информированы о начале процедуры признания предприятия несостоятельным. Складывающаяся практика свидетельствует о том, что такая информация не ограничивается констатацией факта, носит более содержательный характер.

В последние годы в условиях формирования социально ориентированной рыночной экономики принято немало законов, направленных на защиту социально-трудовых прав сторон трудового договора. Реализация правовых актов не всегда возможна из-за отсутствия механизма их обеспечения. С этим связано то обстоятельство, что в науке трудового права все чаще обращается внимание на необходимость разработки процессуально-трудовых норм.

Необходима правовая норма, предусматривающая обязанность работодателя несостоятельной организации предоставлять работникам или их представителям необходимую информацию с указанием ее перечня.

В качестве представителей работников в рассмотрении дела о банкротстве в арбитражном суде могут выступать лица, которые наделены такими полномочиями коллективом работников должника. Ими могут быть члены профсоюзного органа, совета трудового коллектива, инициативных групп. Правильным будет исходить при этом из положений ст. ст. 29, 31 ТК РФ.

В ГПК РФ, при включении в него главы, регулирующей процессуально-трудовые отношения, следует, по нашему мнению, оговорить порядок выдвижения представителя работников в случаях, о которых идет речь. Требования о кворуме для проведения собрания в составе 50% и более работников в этих ситуациях не могут быть применены. Число работников в этих случаях может быть значительно меньше. Представительство должно осуществляться в отношении тех, кто участвовал в выборной процедуре. Независимо от этого заявление представителя должно подлежать рассмотрению арбитражным судом.

Определенные трудности в осуществлении представительства работников предприятия-должника возникают в случаях, когда работниками не избран представитель. Обоснованным будет полагать, что в этой ситуации отдельный работник несостоятельной организации вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о несогласии с размерами требований по оплате труда, определенными арбитражным управляющим. Такая позиция была высказана в юридической литературе С.Ю. Чучей до принятия нового Закона о банкротстве. В обоснование своей позиции он сослался на постановление по конкретному делу Федерального арбитражного суда Московского округа, рассматривавшего споры по искам отдельных работников [4]. После принятия Закона о банкротстве 2002 г. это предложение сохранило свою актуальность.

Заслуживает поддержки позиция Д.Р. Дубинского о том, что трудовой коллектив необходимо наделить полномочиями по обращению в арбитражный суд с требованием о признании работодателя банкротом [2]. Введение процедуры банкротства ограничивает руководителя должника в распоряжении денежными, материальными средствами. Несвоевременное введение процедуры банкротства не исключает возможности возникновения в последующем трудностей с осуществлением расчета с работниками предприятия-банкрота.

Усиление прав и возможностей коллективов работников организаций по участию в управлении имуществом неэффективного собственника будет способствовать восстановлению платежеспособности, разрешению других социально-трудовых вопросов. Это подтверждается практикой.

Примечание. Отсутствие в трудовом договоре условия о выплате компенсации и о ее размере не освобождает организацию-должника от обязанности выплатить компенсацию.

Пример. Конфликтная ситуация на Выборгском целлюлозно-бумажном комбинате (ЦБК) показала, что на протяжении ряда месяцев, когда рабочие по существу сами управляли предприятием, назначили своих инженеров, произошли позитивные изменения: работникам регулярно выплачивалась заработная плата, были погашены долги, в т.ч. по налогам, было осуществлено повышение рентабельности предприятия, его стоимости. Последнее обстоятельство, обусловленное эффективным рабочим управлением, послужило новым импульсом к усилению конфликта по разделу комбината [6].

Полномочия профсоюза

Что касается полномочий профсоюзного комитета, то он вправе выступать в качестве кредитора. Это может быть реализовано, когда инициирует признание должника банкротом иная организация, обратившаяся в арбитражный суд с соответствующим заявлением. Не исключается ситуация, когда профсоюзный орган самостоятельно обращается в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом должника, если он не выполняет договорные обязательства. Речь может идти как о правоотношениях с организацией, при которой создан профсоюзный орган, так и об отношениях с другими юридическими лицами.

Арбитражный управляющий

Как ранее действовавшее, так и действующее в настоящее время законодательство о несостоятельности (банкротстве) предусматривает наличие нового субъекта трудовых правоотношений - арбитражного управляющего. Речь в данном случае идет о временном управляющем, об административном управляющем, о внешнем или конкурсном управляющих. Все они не получают трудовых прав и обязанностей как работники, поскольку являются индивидуальными предпринимателями.

Известны случаи, когда руководители предприятий при назначении их арбитражными управляющими не расторгают ранее заключенный трудовой договор или вносят в трудовую книжку запись о новой работе в качестве арбитражного управляющего. В определенной степени это можно объяснить тем, что содержащееся в Законе определение арбитражного управляющего является недостаточно полным.

В соответствии со ст. 2 Закона о банкротстве 2002 г. арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний или конкурсный управляющий) - гражданин РФ, утвержденный арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления иных, установленных Законом, полномочий и являющийся членом одной из саморегулируемых организаций.

Складывающаяся в настоящее время законодательная практика свидетельствует о том, что к руководителям, специалистам предъявляются конкретные требования, определяются условия, при соблюдении которых с ними могут заключаться трудовые договоры или контракты. Такой вывод позволяет сделать анализ Федеральных законов от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе" (ред. от 14.02.2010), от 02.03.2007 N 25-ФЗ "О муниципальной службе в Российской Федерации" (ред. от 17.07.2009).

Если опять обратиться к практике стран СНГ, то мы увидим, что Закон "Об экономической несостоятельности (банкротстве)" Республики Беларусь содержит требования к управляющим несостоятельными организациями. Ими могут быть юридические или физические лица. Последние должны иметь высшее образование, лицензию, не иметь судимости (независимо от вида совершенного преступления) [16].

Расторжение трудового договора с руководителем

организации-должника

Заслуживает обсуждения вопрос о расторжении трудового договора с руководителем организации-должника. В юридической литературе было высказано мнение о необходимости включения в Закон о банкротстве 2002 г. и ТК РФ норм, обязывающих внешнего или конкурсного управляющего в определенный срок расторгнуть трудовой договор с руководителем, а также предусматривающих решение вопроса о восстановлении в должности руководителя [2]. Эти предложения нельзя отнести к числу бесспорных.

Как расторжение трудового договора с руководителем организации-должника, так и восстановление его в должности необходимо связывать с причинами, послужившими основанием его увольнения. Если речь идет о совершении действий, нарушающих права и интересы должника и кредиторов, о воспрепятствовании действиям арбитражного управляющего при исполнении им своих обязанностей, то вряд ли целесообразно восстанавливать бывшего руководителя должника в прежней должности.

Обсуждаемый Закон, как и Трудовой кодекс РФ, не предусматривает указания конкретных причин освобождения названного руководителя от должности. В некоторых странах СНГ, например в Республике Беларусь, это является обязательным условием, с чем трудно не согласиться [16, с. 15].

Нет необходимости вводить норму, устанавливающую сроки освобождения руководителя организации-должника от должности. Излишняя регламентация этого вопроса может затруднить деятельность арбитражного управляющего. Не случайно в ст. ст. 66, 69, 83 Закона о банкротстве 2002 г. идет речь не об обязанности, а лишь о праве обращения управляющего в арбитражный суд с ходатайством об освобождении от должности руководителя организации-должника. В Трудовой кодекс РФ следует включить самостоятельный раздел, посвященный регулированию трудовых отношений в стадии несостоятельности (банкротства) организации. В нем должны быть систематизированы статьи, регламентирующие трудовые отношения, полномочия трудовых коллективов на различных стадиях банкротства, касающиеся вопросов осуществления представительства, заключения коллективных договоров и соглашений и др.

С учетом специфики трудовых отношений в условиях процедуры банкротства необходимо разделить работников на две категории: тех, которых необходимо увольнять в связи с сокращением штата либо численности сотрудников предприятия, и тех, которых необходимо увольнять в связи с ликвидацией предприятия.

Если в первом случае идет речь о свертывании хозяйственной деятельности, то во втором речь идет о тех, кто должен работать до ликвидации организации, например, о членах ликвидационных комиссий. К категории работников, увольняемых в последнюю очередь, следует отнести членов профсоюзного органа. Нельзя не учитывать, что в функции профкома входят представительство и защита работников организации, включая участие в решении вопросов о расторжении трудовых договоров, в индивидуальных и коллективных трудовых спорах, осуществление названного представительства в арбитражном суде и других случаях.

Предлагаю...

внести изменения в Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)".

1. Дополнить ст. 71 положением о том, что представители работников должны быть своевременно уведомлены о процедуре начала банкротства и осведомлены о требованиях кредиторов.

Дополнить ст. 72 указанием на то, что ненадлежащее извещение представителей работников должника является основанием для признания решения первого собрания кредиторов недействительным.

Предоставить работникам право участия в обсуждении плана внешнего управления организации-должника.

Обязать работодателя предоставлять работникам (их представителям) необходимую информацию с указанием ее перечня (например, о требованиях кредиторов, о залоге имущества работодателя);

внести изменения в Трудовой кодекс РФ.

Дополнить Трудовой кодекс РФ разделом, посвященным регулированию трудовых отношений в стадии несостоятельности (банкротства) организации.

Библиография

1. Научно-практический комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротства)" / Под ред. В.В. Витрянского. М.: Статут, 2003.

2. Дубинский Д.Р. Трудовые отношения и несостоятельность работодателя: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2000.

3. Орловский Ю.П., Абрамова О.В., Нуртдинова А.Ф. и др. Комментарий к Трудовому кодексу РФ. М.: Юрид. лит., 2002.

4. Чуча С.Ю. Становление и перспектива развития социального партнерства в Российской Федерации // Современные проблемы трудового права России. Сборник статей. Новосибирск, 2002. С. 58 - 65.

5. Витрянский В.В., Васильева Н.А., Голубев В.В. и др. Комментарий к Федеральному закону "О несостоятельности (банкротстве)" / М.: Юрид. лит., 1999.

6. Кагарлицкий Б.Ю. Реставрация в России. М.: Эдиториал УРСС, 2000. 376 с.

7. Трайнин А. Несостоятельность и банкротство: доклад, прочитанный в Санкт-Петербургском юрид. о-ве. СПб., 1913. С. 3.

8. Лютов Н.Л. Защита права работников на заработную плату в случае банкротства работодателя: несоответствие российского законодательства международным стандартам // Трудовое право. 2010. N 1.

9. Кривой В.И. Краткий комментарий к Трудовому кодексу Республики Беларусь. Гомель: Издатель Е.А. Ковалева, 2009.

10. Максименко С.Т. Возникновение гражданских прав и обязанностей. Осуществление и защита гражданских прав // Гражданское право России: Учеб. Ч. 1. М., 1998.

11. Бару М.И. О статье 1 Гражданского кодекса // Сов. государство и право. 1958. N 2.

12. Шабуров А.С. Поведение людей в правовой сфере. Правомерное поведение. Правонарушение // Теория государства и права: Учеб. для вузов / Под ред. В.М. Корейского, В.Д. Перевалова. М., 2000.

13. Белых В.С., Дубинчин А.А. Реформа законодательства о банкротстве: три года спустя // Рос. юрид. журн. 2001. N 1.

14. Чуча С.Ю. Социальное партнерство в сфере труда: становление и перспективы развития правового регулирования в Российской Федерации.

15. Семерьянова Н.А. Проблемные вопросы финансового оздоровления как стадии банкротства // Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2004: Материалы Междунар. научн.-практ. конф., посвящ. 75-летию памяти проф. Ю.Д. Лившица. Челябинск: ЮУрГУ, 2004. Ч. II.

16. Чичина А. Банкротство предприятия и трудовые отношения [Электронный ресурс). URL: http://www.kay.by/op/bankritrudreshenia.html.

 

В.Васильев

К. ю. н.,

доцент

Уральской академии

государственной службы,

Челябинский институт,

и Южно-Уральского

государственного университета,

заслуженный юрист РФ

 

Е.Костромина

К. ю. н.,

доцент

Уральской академии

государственной службы

Челябинский институт

Подписано в печать

22.05.2010

 

  

© 2002-2020 Консалтинговая группа "Ареопаг"
Разработка сайтов Мегагруп
Контакты

г. Новосибирск, ул. Демьяна Бедного, д. 57, офис 24
Тел : 291-25-81
E-mail: info@areopag2002.ru
Схема проезда