Оспаривание решений собраний кредиторов

Главная  / Коммерческая безопасность / Банкротство / Оспаривание решений собраний кредиторов

 

Оспаривание решений собраний кредиторов
(Вдовин О.Ф.)
("Арбитражный управляющий", 2013, N 6)

 

Порядок проведения

Одним из центральных институтов законодательства о банкротстве являются нормы, определяющие порядок проведения и компетенцию собрания кредиторов. Важность собраний кредиторов в процедурах банкротства переоценить сложно, так как только данный орган влияет на судьбу должника, определяя последующую процедуру банкротства, выбирает кандидатуру арбитражного управляющего или СРО, определяет порядок реализации имущества, утверждает или изменяет планы внешнего управления, формирует комитет кредиторов, решает многие другие не менее значимые вопросы в банкротстве. Собрание кредиторов одновременно является и центром власти, и площадкой для урегулирования споров между кредиторами, уполномоченным органом, должником, органами исполнительной власти, трудовым коллективом. Не случайно в ряде субъектов в арбитражных судах сложилась практика, когда суды рекомендуют арбитражным управляющим созывать собрания кредиторов по вопросам, прямо не включенным в компетенцию собрания. Например, по отношениям, связанным с продлением или завершением процедуры конкурсного производства, неоспаривания арбитражным управляющим сделок или отказа от уже заявленных исков, непривлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и т.п. Именно поэтому очень важным вопросом является соблюдение прав всех участников арбитражного процесса по делу о банкротстве при проведении собраний кредиторов.

Нормативное регулирование, устанавливающее регламент проведения и компетенцию собраний кредиторов, определяется ст. ст. 12 - 18 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)", применительно к первому собранию кредиторов добавляются ст. ст. 72 - 74 указанного Федерального закона. Кроме того, Постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 N 56 утверждены Общие правила подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов. Во исполнение данного Постановления Приказом Министерства экономического развития и торговли РФ от 01.09.2004 N 235 разработаны и утверждены Типовые формы бюллетеней для голосования и журнала регистрации участников собрания кредиторов. Однако данные нормы права, на мой взгляд, недостаточно полно регулируют указанную сферу правоотношений, оставляя много спорных и нерешенных вопросов.

К сожалению, отсутствие детального регулирования порядка созыва и проведения собраний кредиторов в процедурах банкротства порождает множество вопросов, а также жалобы на действия арбитражного управляющего. В условиях конфликта интересов сторон, присутствующего практически в каждой процедуре банкротства, подчас недобросовестные участники процесса намеренно используют недостаточную определенность законодательства в целях порождения оснований для обжалования как действий арбитражного управляющего, так и легитимности самого собрания кредиторов. Справедливости ради должен заметить, что у данной проблемы есть и обратная сторона: случается, что и сами арбитражные управляющие осознанно идут на нарушения прав кредиторов и иных участников процесса, пользуясь недостаточной детальной регламентацией своих обязанностей. Причем, на мой взгляд, ряд нормативных требований могут и должны быть изменены на уровне внесения соответствующих поправок в действующий Закон о банкротстве, а ряд процедурных вопросов могут быть прописаны в федеральном стандарте, право на разработку которого в соответствии с п. 11 ст. 26.1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" относится к компетенции национального объединения СРО арбитражных управляющих.

Практика созыва и проведения

Каковы проблемы практики созыва и проведения собраний кредиторов, с которыми столкнулись арбитражные управляющие?

Начнем с элементарных норм о порядке уведомления кредиторов и иных лиц, имеющих право на участие в собраниях. Всем известно положение ст. 13 Закона о 14-дневном сроке направления уведомления или ином способе получения лицами, имеющими право на участие в собрании кредиторов, - не менее пятидневного срока до даты проведения. Вроде бы проблем нет. Однако при наличии претензий в настоящее время к работе "Почты России" двухнедельный срок не всегда позволяет кредиторам не только своевременно ознакомиться с материалами к собранию, но и просто получить уведомление. Не раскрыто понятие иного способа получения, порождающее до настоящего времени споры о надлежащем уведомлении посредством факсимильной связи, электронной почты и т.п. Учитывая тенденцию развития электронных технологий и электронных форм связи, полагал бы оптимальным отменить почтовые уведомления и производить уведомления электронной почтой или путем размещения данной информации в ЕФРСБ. Аналог такого надлежащего уведомления уже нашел свое отражение в системе работы арбитражных судов, где лица, вступившие в арбитражный процесс, считаются надлежаще уведомленными о судебных заседаниях через электронную систему сайта арбитражного суда. Причем данное нововведение позволило бы избежать трудностей, связанных с поиском кредиторами арбитражного управляющего и временными затратами всех участников процесса, связанными с ознакомлением с материалами, подготовленными к собранию, так как данные документы можно прикреплять к сообщениям.

Подлежащим изменению, на мой взгляд, является положение п. 4 ст. 14 Закона о банкротстве, устанавливающее как общее правило местом проведения собрания кредиторов местонахождение должника или его органов, а также позволяющее собранию кредиторов определять это место своим решением. В большинстве случаев должник не обладает необходимым помещением, оборудованным оргтехникой. В нашей практике бывали случаи, когда должник незаконно задерживал на проходной отдельных кредиторов, срывая собрание или обеспечивая в своих интересах другое соотношение голосов кредиторов при голосовании. Встречаются ситуация когда один кредитор, обладающий большинством голосов, принимает на собраниях единоличное решение о выборе местом проведения собраний другой регион, ставя в затруднительное положение других участников процесса о банкротстве. Полагал бы правильным предоставить право определения места проведения собраний кредиторов арбитражному управляющему. Тем более что только он несет ответственность за его организацию. При этом логично ограничить место его проведения территорией региона, в котором осуществляется процедура банкротства. Такую же конкретику нужно внести и по времени его проведения, ограничив его рабочими днями и часами.

В настоящее время обсуждается тема возможности проведения собраний в заочной форме или с применением информационно-телекоммуникационных средств связи в режиме видеоконференции или в иной форме, обеспечивающей возможность беспрепятственной коммуникации участников собраний в режиме реального времени.

Говоря о телекоммуникационных способах проведения, проводя аналогию с работой арбитражных судов в режиме видеоконференции, перспектива такой формы проведения не относится к области далекой фантастики. В проекте федерального стандарта, разработанного Союзом СРО арбитражных управляющих, данная форма уже предусмотрена. Однако при высоком уровне развития телекоммуникаций в столице или развитых центрах не нужно забывать и о наличии отсталых в данном направлении регионов. Продолжая аналогию с арбитражными судами, до настоящего времени данный способ заседаний в отдельных субъектах работает далеко не идеально. А следовательно, очень важно предусмотреть защиту прав кредиторов при техническом отсутствии возможности использования данного способа проведения собраний кредиторов.

Что касается собраний кредиторов в заочной форме, то в настоящее время Законом она не предусмотрена. Письмом Министерства экономического развития РФ от 04.08.2009 N Д06-2229 Департамент корпоративного управления, отвечая на письмо Федеральной налоговой службы, сообщает, что собрания кредиторов должны проводиться в очной форме и оснований для проведения заочных собраний в действующем законодательстве не предусмотрено.

Вряд ли стоит оспаривать необходимость проведения очного первого собрания кредиторов в процедуре наблюдения. Однако в процедурах конкурсного производства нередки случаи "технических" собраний, например, со стандартным отчетом арбитражного управляющего, при отсутствии серьезных событий в процедуре и иных вопросов. Полагаю, что подобные собрания в заочной форме могут быть разрешены законодательством. Тем более что уполномоченный орган по своей внутренней процедуре принятия решений о порядке голосования на собраниях кредиторов, по сути, применяет заочную форму принятия решений. А уполномоченные представители ФНС выполняют роль курьеров, задача которых сводится к заполнению бюллетеней в соответствии с заранее изданным приказом.

Отдельная тема - возможность осуществления перерывов и отложений в проведении собраний кредиторов. Нередки случаи вручения арбитражному управляющему ходатайств о перерывах и отложениях собраний со стороны кредиторов или уполномоченного органа. Иногда складывается абсурдная ситуация, когда отложения собраний по инициативе кредиторов затягиваются на несколько месяцев и над арбитражным управляющим нависает угроза нарушения периодичности очередных собраний. С другой стороны, бывают ситуации, когда для принятия решений собранием кредиторов, действительно, отдельным его участникам необходим незначительный перерыв и тратить время и средства на созыв нового собрания нецелесообразно. В этой ситуации как раз и оправданна возможность перерыва или отложения с возможностью заполнения бюллетеней кредиторами, которым не требуется времени для голосования по заявленной повестке дня. Сегодня такое действие арбитражного управляющего является не совсем правильным с точки зрения классического порядка ведения собрания, установленного правилами, предусмотренными Постановлением Правительства N 56. А учитывая, что за тщательным соблюдением порядка проведения собраний кредиторов арбитражным управляющим кроме кредиторов надзирает еще контролирующий орган - Росреестр, вкупе с недавно увеличенным размером штрафа, предусмотренного ст. 14.13 КоАП РФ, формальные нарушения законодательства, пусть даже совершенные с лучшими побуждениями, могут сильно ударить по карману и репутации арбитражного управляющего.

Заканчивая разговор о перерывах и отложениях в собраниях кредиторов, полагал бы возможным прямо прописать исключительное право на такие действия только со стороны арбитражного управляющего с соблюдением принципов разумности и целесообразности.

Еще одна проблема при проведении собраний кредиторов - дополнительные вопросы со стороны кредиторов. Ситуации иногда доходят до абсурда, когда кредиторы за пять минут до собрания заявляют требования о десятках дополнительных вопросов в повестку дня. И дело даже не в технических проблемах арбитражного управляющего, связанных с необходимостью изготовления бюллетеней. Данная проблема корреспондирует с требованием о месте проведения собрания, которое подчас технически не готово. На мой взгляд, главная проблема заключается в реальном нарушении прав кредиторов на получение информации и принятие решений по дополнительным вопросам. Дело в том, что на собраниях кредиторов в большинстве своем присутствуют представители, не имеющие прав на голосование по не заявленным ранее вопросам повестки дня (это относится в первую очередь к представителям ФНС), либо у кредитора не сформировано время для принятия решений по дополнительным вопросам. Ведь для чего-то законодатель предусмотрел обязанность заблаговременного извещения кредиторов о собрании и право на ознакомление с материалами? В практике появились случаи, когда на собрании со стандартной повесткой дня "Отчет конкурсного управляющего" "вдруг" по инициативе конкурсного кредитора появляются основополагающие вопросы процедуры, связанные с отчуждением имущества или судебными исками. При этом некоторые кредиторы, получив отчет от управляющего о ходе процедуры, принимают решение не являться на собрание ввиду отсутствия вопросов и надобности голосования по заявленному вопросу повестки дня. Полагаю, что возможность включения дополнительных вопросов в повестку дня собрания по инициативе кредиторов должна быть ограничена разумным сроком их внесения с учетом возможности уведомления кредиторов, а также технической возможностью подготовки арбитражным управляющим бюллетеней и материалов для их рассмотрения. Конечно же, в жизни возможны ситуации, когда дополнительный вопрос очень актуален, все кредиторы присутствуют и не возражают против скорейшего рассмотрения вопроса, с техникой нет проблем и арбитражному управляющему не нужен перерыв для изготовления бюллетеней. Применяя аналогию корпоративного законодательства, наверно, в таких случаях рассмотрение дополнительных вопросов возможно.

В развитие данной темы существует проблема недостаточного установления границ компетенции собрания кредиторов. Нередки случаи злоупотребления кредиторами своими правами, реализуемыми через решения собраний кредиторов. В качестве иллюстрации реальности такого поведения сошлюсь на примеры из практики, когда кредитор, обладающий большинством голосов в процедуре конкурсного производства, последовательно принимал решения, явно выходящие за пределы компетенции собрания кредиторов, а иногда и здравого смысла: неоднократно обязывал конкурсного управляющего привлечь к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц при отсутствии указаний на фамилии этих лиц и основания привлечения; неоднократно обязывал конкурсного управляющего оспорить сделки должника при отсутствии оснований и наличия доказательств совершения самих сделок. Обязывал провести повторную экспертизу преднамеренного банкротства при наличии уже проведенной в рамках данной процедуры. Принимал решение об установлении периодичности собраний кредиторов раз в неделю. Обязывал конкурсного управляющего подать заявления о привлечении к уголовной ответственности руководителя должника при отсутствии предоставления соответствующих оснований. И, наконец, к завершению процедуры банкротства принял решение о дополнительных требованиях, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего в виде наличия одновременно двух образований сразу, по сути предпринимая попытку к отстранению действующего арбитражного управляющего.

По заявлениям конкурсного управляющего такие решения собрания кредиторов были оспорены как принятые с превышением полномочий. Но каких временных затрат это потребовало!

Самое интересное, что многие арбитражные управляющие, получив требование о рассмотрении вопросов на собрании по инициативе кредиторов (и не имея законного права менять формулировки вопросов), часто идут на поводу у недобросовестных кредиторов, проводя собрания и формально исполняя эти решения, "засоряя" дело о банкротстве заведомо непроходными исками и заявлениями, ссылаясь на решение собрания. Однако данные действия загружают суд и нарушают права добросовестных кредиторов, которые вынуждены мириться с затягиванием процедуры банкротства и увеличением расходов на ее ведение. Выходом из сложившейся ситуации может служить либо более детальная регламентация компетенции собрания кредиторов, не позволяющая выходить за рамки установленного, либо предоставление возможности арбитражному управляющему обращаться в суд с аналогом обеспечительных мер в виде исключения из повестки дня абсурдных вопросов, либо активное использование системы судебных штрафов в отношении лиц, явно злоупотребляющих своими правами в деле о банкротстве.

Если проанализировать и обобщить судебную практику оспаривания собраний кредиторов в процедурах банкротства, то в качестве характерных можно выделить следующие виды споров.

Оспаривание кредиторами результатов первого собрания кредиторов. В этой же группе случаи оспаривания самим временным управляющим, когда первое собрание проводится кредиторами. Основные проблемы связаны с неполным установлением всех заявленных кредиторов к моменту проведения собрания. И не всегда данные обстоятельства связаны с недобросовестностью или низкой квалификацией управляющего. Закон императивно устанавливает обязанность временного управляющего провести собрание не позднее чем за десять дней до окончания наблюдения. Процесс установления требований кредиторов зачастую откладывается за срок, установленный арбитражным судом для отчета управляющего о ходе процедуры. Безусловно, обнаружив данный факт, разумный управляющий обязан обратиться в суд с заявлением о переносе даты рассмотрения отчета на более поздний срок. Кстати, в силу п. 6 ст. 71 Закона о банкротстве и сам суд по собственной инициативе может отложить рассмотрение дела и обязать временного управляющего отложить проведение первого собрания кредиторов. Однако на практике либо такое заявление подается поздно, либо суд не успевает его рассмотреть. Перед арбитражным управляющим дилемма: либо провести собрание без полного пула кредиторов (что в принципе не делает его априори незаконным), либо явиться в суд без протокола собрания, формально нарушив закон. Многие в такой ситуации проводят собрание, тем более что в п. 55 Постановления Пленума ВАС от 22.06.2012 N 35 разъяснено, что если голоса кредиторов не могли повлиять на исход голосования, то суд может не откладывать сроки рассмотрения отчета, соответственно, при обжаловании решений собраний кредиторов по данному основанию суд вправе признать его действительным. Вроде бы включается и принцип процессуальной экономии. В этих ситуациях я рекомендую приглашать на собрания кредиторов, заявившихся в установленный срок, но еще не включенных в реестр требований. Во всяком случае, право на получение информации и обсуждение вопросов повестки дня у них не нарушается. В любом случае, если суд посчитает такое собрание нелегитимным, возможно проведение повторного собрания по инициативе суда.

В ряде случаев кредиторы, чьи требования не рассмотрены к окончанию срока наблюдения, обращаются в арбитражный суд с ходатайством о принятии обеспечительных мер в виде запрета (отложения) арбитражному управляющему проведения собрания кредиторов. Кстати, бывает и "зеркальная" ситуация, когда кредиторы, посчитав, что у них возникло право на проведение собрания, назначают его, а арбитражный управляющий, по сути оспаривая такое право, подает в суд аналогичное ходатайство об обеспечительных мерах. Споры, связанные с данными ситуациями, как правило, связаны с информированием участников дела о банкротстве о принятых судом обеспечительных мерах. По общему правилу судебный акт должен быть доведен до лица, обязанного этим актом к какому-либо действию. Только в этом случае мера считается принятой, а действия лица, нарушившего предписание, - незаконными. Аналогия права: аресты и запреты на переходы права собственности в системе Росреестра. Мера считается принятой, арест наложен с момента получения судебного акта. Несколько по-иному суды подходят к оценке момента принятия обеспечительной меры в виде запрета проведения собрания кредиторов в деле о банкротстве, применяя аналогию нормы АПК РФ об информированности участников о судебных заседаниях, считая ее действующей с момента размещения на сайте арбитражного суда. Вполне разумный подход, но, как мне кажется, нуждающийся в нормативном закреплении.

Встречаются случаи попыток обжалования решений собраний на основании формального нарушения арбитражным управляющим порядка его проведения или нарушения установленных форм документов. Данные заявления подчас подаются недобросовестными участниками процесса в целях затягивания процедуры или в надежде получить судебный акт, свидетельствующий о нарушении закона арбитражным управляющим. Судебная практика выработала положительный подход, отказывая по таким заявлениям, даже при наличии установленных нарушений, но если при этом права заявителя никак не нарушены. К слову, отказывают суды и в удовлетворении жалоб на арбитражных управляющих, связанных с формальными нарушениями, поданных в отрыве от обжалования самих решений собраний кредиторов.

Ради затягивания процедуры наблюдения со стороны должника или "дружественного" ему кредитора часто подавались заявления о признании недействительными решений первого собрания кредиторов по формальным признакам с одновременным ходатайством в суд о приостановлении процедуры банкротства до их рассмотрения. Цель данных заявлений лежит на поверхности. Однако судебная практика выработала иммунитет против подобного злоупотребления правами, разъяснив, что в случаях обжалования решений первого собрания кредиторов приостановка производства по делу о банкротстве в подобных случаях является правом суда, а не обязанностью.

Практика оспаривания собраний кредиторов, проведенных арбитражными управляющими с очевидно умышленными и грубыми нарушениями порядка и регламента, в настоящей статье не рассматриваются. Полагаю, что расширение практики взыскания судебных расходов в процедурах банкротства с лиц, злоупотребляющих своими правами или их нарушающими, значительно сократит число таких споров.

Значительное количество споров о недействительности собраний кредиторов связано с решениями о недействительности решений о порядке реализации имущества должника. Опять же не беру отрицательные примеры, связанные с непрофессионализмом арбитражных управляющих, выносящих на собрание кредиторов незаконные положения, которые в силу различных причин принимаются большинством голосов. Однако некоторой практикой хотелось бы поделиться.

В период неопределенности законодательства о порядке уплаты НДС в процедурах банкротства некоторые арбитражные управляющие "прикрывались" от возможных будущих убытков по искам кредиторов или налоговых органов отчасти искусственно смоделированными заявлениями об оспаривании решений собраний кредиторов, устанавливающих порядок распределения вырученных средств от продажи имущества должника, перелагая на суд ответственность по разрешению спорных вопросов. В условиях противоречивого законодательства и не всегда лояльного отношения к арбитражному управляющему со стороны суда вполне разумная практика.

Если в целом говорить о спорах, возникающих между арбитражным управляющим и собранием кредиторов по вопросам реализации имущества должника, то по большому счету споры идут по следующим вопросам. Кто определяет возможность и кандидатуру организатора торгов, размер его вознаграждения, сроки публичного предложения, а также возможность установления цены отсечения на публичном предложении. Несмотря на установление, что предложение о порядке реализации имущества должника разрабатывается управляющим и утверждается собранием кредиторов. На самом деле, в условиях детальной регламентации порядка продажи имущества должника разрабатывать и утверждать в принципе нечего. В рамках данной статьи мне не хотелось бы затрагивать вопрос установления начальной цены в условиях необязательности оценки. Полагал бы разумным рекомендовать арбитражным управляющим обращаться к оценщикам не за полноценными отчетами об оценке, а за экспертным мнением стоимости имущества, которое не составляло бы труда выполнить за короткое время и без серьезных затрат, а кредиторам бы позволило хотя бы ориентировочно понять о порядке стоимости имущества должника.

Возвращаясь к согласованию порядка продажи, повторюсь, что все основные условия продажи закреплены в Законе о банкротстве. Кроме начальной цены и формирования лотов, обсуждать практически нечего. Вопрос о привлечении специалистов, в том числе организаторов торгов, а также установление его вознаграждения в принципе не относятся к компетенции собрания кредиторов. Данные спорные вопросы могут быть рассмотрены в рамках жалоб на действия арбитражного управляющего или при рассмотрении вопросов о лимитах на привлеченных специалистов.

Часто собранием устанавливается порядок продажи имущества с установлением нижнего предела реализации имущества на публичном предложении с последующим обязанием управляющего выйти к собранию с новым предложением. При этом еще и срок снижения на публичном предложении устанавливают неоправданно долгим. Подобная ситуация часто встречается при реализации предмета залога, когда залоговый кредитор не готов нести бремя содержания имущества и быстрая реализация имущества не позволит найти подходящего покупателя по высокой цене. Подчас такая реализация активов устраивает арбитражного управляющего. Однако, на мой взгляд, управляющему можно и нужно оспаривать такие решения как нарушающие права и интересы должника и кредиторов. Обоснование простое: установленные Законом цели и сроки конкурсного производства, а также соблюдение принципа разумности и целесообразности.

В качестве рекомендации полагал бы целесообразным исключать из предложений к собранию кредиторов о порядке реализации имущества вопросы, не относящиеся к порядку продажи, а при навязывании кредиторами незаконных условий его реализации либо ведущих к необоснованному затягиванию процедуры - разрешать данные споры в судебном порядке.

Подводя итог теме оспаривания решений собраний кредиторов в судебном порядке, бы подчеркнуть наличие двух основных проблем в данном вопросе незаконченное правовое регулирование данного института и наличие большого количества споров, связанных умышленным злоупотреблением правами лицами, участвующими в деле о банкротстве. И если первую проблему необходимо системно решать общими усилиями арбитражных управляющих, СРО, арбитражных судов и иных заинтересованных лиц, то вторая проблема может быть решена только при создании условий в арбитражном процессе, делающих экономически невыгодным умышленное нарушение законных прав и интересов участников дела о банкротстве.

О.Ф.Вдовин

Региональный представитель

ПАУ ЦФО в Нижегородской области,

арбитражный управляющий

Подписано в печать

08.12.2013

© 2002-2020 Консалтинговая группа "Ареопаг"
Разработка сайтов Мегагруп
Контакты

г. Новосибирск, ул. Демьяна Бедного, д. 57, офис 24
Тел : 291-25-81
E-mail: info@areopag2002.ru
Схема проезда