О привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности

Главная  / Коммерческая безопасность / Банкротство / О привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности

"Арбитражный управляющий", 2015, NN 4, 5

 

О ПРИВЛЕЧЕНИИ КОНТРОЛИРУЮЩИХ ДОЛЖНИКА ЛИЦ

К СУБСИДИАРНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

 

В соответствии с Планом работы гражданской коллегии Арбитражного суда Поволжского округа на первое полугодие 2015 г. изучена и проанализирована практика рассмотрения в рамках дел о несостоятельности (банкротстве) обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности в целях выработки единых подходов к их разрешению.

При подготовке настоящей справки проанализирована судебная практика Арбитражного суда Поволжского округа (далее - АС ПО) за период с 01.01.2014 по 31.12.2014.

Регулирование отношений, связанных с рассмотрением указанной категории споров, регламентируется прежде всего ст. 10 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о банкротстве), ст. 56 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ).

Нормы о субсидиарной ответственности лиц, виновных в несостоятельности юридического лица, закреплены также в п. 3 ст. 3 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью", п. 3 ст. 3 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах", п. 2 ст. 7 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ "О государственных и муниципальных унитарных предприятиях".

В числе разъяснений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - ВАС РФ), касающихся указанной категории споров, следует отметить: Постановление Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 "О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве", Постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" (ред. от 14.03.2014), Постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица", Постановление Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.07.1996 N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", Постановления Президиума ВАС РФ от 02.04.2013 N 14131/12 по делу N А56-64853/2010, от 07.06.2012 N 219/12 по делу N А21-10191/2005, от 06.11.2012 N 9127/12 по делу N А40-82872/10-73-400"Б", Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 27.04.2010 N 137 "О некоторых вопросах, связанных с переходными положениями Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации".

Закон о банкротстве предусматривает следующие составы правонарушений при банкротстве, по которым возможно привлечение к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц: нарушение обязанности по подаче заявления должника о признании его несостоятельным (банкротом) в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве (п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве); доведение должника до банкротства действиями и (или) бездействием контролирующего должника лица, а именно причинением вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения этим лицом или в пользу этого лица либо одобрения этим лицом одной или нескольких сделок должника, включая сделки, указанные в ст. ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве; неисполнение обязанности по передаче документов бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по ведению (составлению) и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения (либо ко дню назначения временной администрации финансовой организации) или принятия решения о признании должника банкротом ввиду отсутствия или если такая документация не содержит информацию об объектах, предусмотренных законодательством Российской Федерации, формирование которой является обязательным в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо указанная информация искажена, в результате чего существенно затруднено проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, в том числе формирование и реализация конкурсной массы (п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в действующей редакции).

Положения ст. 10 Закона о банкротстве свидетельствуют об отсутствии принципиального противоречия между прежней и действующей редакциями.

В результате произведенного анализа судебных актов АС ПО можно сделать вывод о единообразном применении кассационной инстанцией норм права при рассмотрении в рамках дела о банкротстве обособленных споров о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и сформированных подходах к рассмотрению споров данной правовой категории.

1. Требование уполномоченного органа о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника подлежит удовлетворению при доказанности наличия обстоятельств, свидетельствующих о нарушении им обязанности по подаче заявления должника в арбитражный суд в случаях и в срок, которые установлены ст. 9 Закона о банкротстве.

В рамках дела N А57-21970/2012 ФНС России обратилась с заявлением на основании п. 12 ст. 142 Закона о банкротстве о привлечении руководителя должника к субсидиарной ответственности в сумме, равной размеру непогашенных требований уполномоченного органа, на основании п. п. 2 и 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Применив к спорным правоотношениям положения о субсидиарной ответственности по обязательствам должника Закона о банкротстве в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона N 73-ФЗ (на момент, когда имели место обстоятельства, являющиеся основанием для привлечения к ответственности), суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили заявление ФНС России в части привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве; оснований для привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве суды не усмотрели.

При этом судами было установлено, что у руководителя должника по истечении трех месяцев с даты проведения налоговым органом выездной налоговой проверки и принятия решения о привлечении должника к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения наступила обязанность, в силу абз. 6 п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве, обратиться в арбитражный суд с заявлением должника о признании его несостоятельным (банкротом).

Размер ответственности бывшего руководителя по неисполненным обязательствам должника исчислен судами в соответствии с п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве исходя из размера неисполненных обязательств должника, которые возникли после истечения срока, предусмотренного п. п. 2 и 3 ст. 9 Закона о банкротстве.

Поскольку судами были установлены обстоятельства, свидетельствующие о наступлении у бывшего руководителя обязанности, установленной Законом о банкротстве, и неисполнении им такой обязанности, суд кассационной инстанции выводы судов о наличии оснований для привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве признал правомерными.

2. Требование о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по денежным обязательствам должника на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве в случае недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов подлежит удовлетворению при доказанности наступления несостоятельности (банкротства) должника по вине этих лиц.

В рамках дела N А72-19103/2009 конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывшего руководителя должника на основании п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и п. 3 ст. 56 ГК РФ и взыскании с него в пользу должника денежных средств в размере неисполненных обязательств перед кредиторами.

При первоначальном рассмотрении дела Определением первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявления было отказано.

Постановлением суда кассационной инстанции судебные акты были отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Отменяя состоявшиеся судебные акты, суд кассационной инстанции указал на то, что арбитражные суды не исследовали и не оценили существенные для дела обстоятельства применительно к заявленному предмету и основаниям требования, а именно действия руководителя должника, повлекшие неплатежеспособность юридического лица и его банкротство.

При повторном рассмотрении судом первой инстанции заявление конкурсного управляющего должника было удовлетворено.

Удовлетворяя заявление конкурсного управляющего, суд первой инстанции исходил из того, что в период деятельности в качестве единоличного исполнительного органа должника произошло отчуждение 85% основных средств должника, необходимых для осуществления им своей основной деятельности, направленной на извлечение прибыли. Отчуждение данного имущества повлекло увольнение работников должника и последующее их трудоустройство в организацию, являющуюся покупателем данного имущества. Суд пришел к выводу о направленности этих действий на прекращение деятельности должника.

Также судом были установлены факт совершения должником в тот же период сделок по отпуску товара (нефтепродуктов) третьим лицам без предоплаты, что привело к возникновению большего объема дебиторской задолженности, и факт заключения сделки по замещению активов должника неликвидным имуществом - приобретение по договору цессии права требования к лицу, находящемуся на дату совершения сделки в процедуре банкротства.

Суд пришел к выводу о том, что совершение указанных сделок в совокупности привело к неплатежеспособности должника и банкротству.

Оценивая действия ответчика как руководителя должника, суд первой инстанции с учетом разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 N 62 "О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица", пришел к выводу об их несоответствии критериям разумности и добросовестности.

Установив наличие совокупности условий, необходимых для привлечения контролирующего лица к субсидиарной ответственности, предусмотренной п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве и абз. 2 п. 3 ст. 56 ГК РФ, суд взыскал с контролирующего должника лица в порядке субсидиарной ответственности в конкурсную массу должника денежные средства в размере неудовлетворенных требований, включенных в реестр требований кредиторов должника.

Размер ответственности установлен судом первой инстанции в соответствии с п. 8 ст. 10 Закона о банкротстве исходя из разницы между определенным на момент закрытия реестра размера требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, и размера удовлетворенных требований кредиторов на момент приостановления расчетов с кредиторами или исполнения текущих обязательств должника в связи с недостаточностью имущества должника, составляющего конкурсную массу.

Постановлением апелляционной инстанции Определение суда первой инстанции в части, касающейся привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника и взыскании с него в конкурсную массу денежных средств, отменено, принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявления конкурсного управляющего должником.

Отменяя Постановление суда апелляционной инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что выводы суда первой инстанции были подвергнуты апелляционным судом переоценке без наличия к тому достаточных оснований.

Суд кассационной инстанции указал на то, что у суда апелляционной инстанции, располагающего такими же доказательствами по делу, что и суд первой инстанции, отсутствовали правовые основания для их переоценки, в связи с чем Постановление суда апелляционной инстанции в обжалуемой части отменено с оставлением в силе определения решения суда первой инстанции в соответствующей части.

3. Неисполнение обязанности по хранению и передаче конкурсному управляющему документации должника влечет привлечение бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В соответствии с п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в ред. Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ) руководитель должника несет субсидиарную ответственность по обязательствам должника, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности, обязанность по сбору, составлению, ведению и хранению которых установлена законодательством Российской Федерации, к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника и их движении, сбор, регистрация и обобщение которой являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо если указанная информация искажена.

В соответствии с правовой позицией, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.11.2012 N 9127/12, ответственность, предусмотренная п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, хотя и имеет специальный характер, однако является гражданско-правовой, и при ее применении должны учитываться общие положения гл. 25 и 59 ГК РФ об ответственности за нарушения обязательств и об обязательствах вследствие причинения вреда в части, не противоречащей специальным нормам Закона о банкротстве.

В рамках дела N А57-10209/2012 Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, удовлетворено заявление о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника и единственного учредителя должника, с которых солидарно взысканы в пользу должника денежные средства, представляющие собой сумму непогашенной задолженности, включенной в реестр требований кредиторов должника.

При этом суды установили, что предшествующим руководителем должника при вступлении в должность директора лицу, привлекаемому к субсидиарной ответственности, не были переданы товарно-материальные ценности и бухгалтерская документация, необходимые для ведения хозяйственной деятельности.

Оценивая степень вины лица, осуществлявшего полномочия руководителя должника на дату возбуждения производства по делу о банкротстве, суд первой инстанции исходил из непроявления им в достаточной степени разумности и добросовестности, с которой он должен был предпринять все меры для надлежащего исполнения обязательств по восстановлению бухгалтерского учета, истребованию документов и имущества общества, как от бывшего директора, так и от третьих лиц.

Установив вышеуказанные обстоятельства, а также факт того, что отсутствие документов бухгалтерского учета не позволил конкурсному управляющему должником сформировать конкурсную массу, суды пришли к выводу о доказанности конкурсным управляющим совокупности элементов, необходимых для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности.

В рамках дела N А57-7402/2011 Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, частично удовлетворено заявление конкурсного управляющего о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам должника бывшего ликвидатора должника и бывшего руководителя должника.

Суды пришли к выводу о наличии оснований для привлечения указанных лиц к субсидиарной ответственности в соответствии с положениями п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в ред. Федерального закона от 28.04.2009 N 73-ФЗ), исходя из следующих установленных судами обстоятельств.

В результате отсутствия у конкурсного управляющего документов бухгалтерского учета должника, информации об имуществе и обязательствах должника вследствие неисполнения привлекаемыми к субсидиарной ответственности лицами обязанностей по организации бухгалтерского учета, хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, по восстановлению документов бухгалтерского учета и отчетности, а также по передаче указанных документов, печатей, штампов, материальных и иных ценностей должника конкурсный управляющий лишен был возможности сформировать конкурсную массу должника, в том числе путем предъявления исков к третьим лицам о взыскании долга и исполнении обязательств, при отсутствии возможности проследить основания движения денежных средств по счету должника и перехода прав на имущество последнего.

В этой связи суды пришли к выводу о доказанности наличия причинно-следственной связи между отсутствием документации и невозможностью удовлетворения требований кредиторов в размере числившегося у должника по данным бухгалтерского учета актива - дебиторской задолженности, поскольку при наличии и передаче конкурсному управляющему в установленном порядке первичных бухгалтерских документов, подтверждающих дебиторскую задолженность, конкурсная масса должника могла быть пополнена на соответствующую сумму.

Поскольку доказанным явился факт причинения вреда бывшим ликвидатором должника и бывшим руководителем должника имущественным правам кредиторов в размере числившегося у должника по данным бухгалтерского учета актива - дебиторской задолженности, размер субсидиарной ответственности указанных лиц судом снижен до указанной суммы применительно к абз. 1 п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

4. Заявление конкурсного управляющего должника о привлечении бывшего руководителя и учредителя должника к субсидиарной ответственности подлежит удовлетворению при установлении наличия причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц по выводу активов должника и банкротством последнего.

В рамках дела N А55-5192/2011 Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций, удовлетворено заявление ФНС России о привлечении бывшего руководителя должника - муниципального унитарного предприятия и администрации муниципального образования - собственника имущества должника, солидарно к субсидиарной ответственности по обязательствам должника по основаниям, предусмотренным п. п. 2 и 4 ст. 10 Закона о банкротстве.

Суды, разрешая спорные правоотношения, исходили из того, что на основании заявления директора должника администрацией принято постановление о прекращении права хозяйственного ведения должника на переданное ему муниципальное имущество, имущество отчуждено у должника на основании данного постановления и передано другому предприятию, что привело к банкротству должника.

При этом судами установлено обращение руководителя должника к администрации с заявлением о прекращении права хозяйственного ведения на имущество при информированности руководителя о наличии у МУП кредиторской задолженности на значительную сумму, о наличии признаков неплатежеспособности у должника и вопреки его обязанности обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании должника несостоятельным (банкротом) в соответствии с п. 1 ст. 9 Закона о банкротстве.

Судами было принято во внимание то обстоятельство, что согласно анализу финансового состояния должника, проведенному в ходе наблюдения, выявлен факт преднамеренного банкротства должника по вине собственника имущества и руководителя должника.

Установив наличие совокупности условий, необходимых для привлечения собственника имущества и руководителя должника к субсидиарной ответственности в соответствии с п. 3 ст. 56 ГК РФ и п. 4 ст. 10 Закона о банкротстве, в том числе причинную связь между действиями указанных лиц и доведением предприятия до банкротства, суд взыскал с них солидарно в порядке субсидиарной ответственности денежные средства в размере неудовлетворенных требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника.

5. Требование о привлечении к субсидиарной ответственности учредителей (участников) и бывших руководителей должника подлежит отклонению, если не доказано наличие в действиях контролирующих должника лиц состава правонарушения, необходимого для возложения на них субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В рамках дела N А65-9456/2012 конкурсный управляющий должника на основании п. п. 4, 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности бывшего руководителя должника, ссылаясь на то, что последний, будучи единоличным исполнительным органом должника и его единственным участником, заключил ряд сделок, исказил бухгалтерскую документацию должника, не принял мер ко взысканию дебиторской задолженности, что в результате привело к причинению вреда имущественным правам должника и кредиторов.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Исследовав и оценив представленные в материалах дела доказательства в их совокупности и взаимосвязи в соответствии со ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), суды первой и апелляционной инстанций, отказывая в удовлетворении заявленных требований, исходили из того, что совершенные должником сделки не привели к ухудшению финансового положения должника и его банкротству.

Довод конкурсного управляющего об искажении бухгалтерской документации отклонен судами, поскольку факт передачи надлежащим образом оформленной документации конкурсному управляющему установлен вступившим в законную силу Определением суда и доказательств наличия в ней каких-либо искажений не имеется (не представлено).

Исходя из установленных судами обстоятельств и оценки судов доказательств по делу, суд округа признал обоснованным вывод судов первой и апелляционной инстанций о недоказанности конкурсным управляющим оснований для привлечения контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

В рамках дела N А55-26273/2012 конкурсный управляющий должника обратился с заявлением о привлечении генерального директора и единственного учредителя к субсидиарной ответственности и взыскании с них убытков, ссылаясь на то, что указанные лица без законных оснований уклоняются от передачи бухгалтерской и иной документации должника, отражающей его экономическую и финансовую деятельность.

По результатам исследования и оценки представленных в материалах дела доказательств и доводов сторон суды пришли к выводу о недоказанности условий, необходимых для привлечения руководителя должника и его учредителя к субсидиарной ответственности, недоказанности того обстоятельства, что именно отсутствие документов бухгалтерского учета и отчетности должника затруднило проведение процедур, применяемых в деле о банкротстве, сделало невозможным формирование конкурсной массы.

Суды указали на то, что отсутствие у должника документов бухгалтерской отчетности само по себе не является безусловным основанием для привлечения бывшего руководителя должника и его учредителя к субсидиарной ответственности, поскольку в деле отсутствуют доказательства утраты бухгалтерской и иной документации и того, что утрата документации произошла в результате виновных действий указанных лиц.

Суд кассационной инстанции, исходя из установленных судами обстоятельств и оценки судов доказательств по делу, оснований для отмены состоявшихся судебных актов не усмотрел.

В рамках дела N А55-10383/2009 ФНС России обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Требование заявлено на основании п. 2 ст. 10 Закона о банкротстве и мотивировано неисполнением бывшим руководителем должника обязанности по подаче заявления должника в срок, установленный ст. 9 Закона о банкротстве.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Судами первой и апелляционной инстанций установлено, что на момент вступления в должность руководителя лица, в отношении которого заявлено требование о привлечении к субсидиарной ответственности, в отношении должника уже ранее было возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве), производство по которому было прекращено в связи с утверждением мирового соглашения, которое было впоследствии расторгнуто в связи с неисполнением его условий, и производство по делу о банкротстве должника было возобновлено.

Отказывая в удовлетворении требования конкурсного управляющего, суды исходили из отсутствия у бывшего руководителя обязанности по подаче заявления должника в срок, установленный ст. 9 Закона о банкротстве, при наличии возбужденного на дату его вступления в должность дела о банкротстве должника.

Суды также приняли во внимание то обстоятельство, что доказательств возникновения у должника задолженности по обязательным платежам в период после истечения сроков, предусмотренных п. 2 ст. 9 Закона о банкротстве, не представлено.

Суд кассационной инстанции признал обжалуемые судебные акты подлежащими оставлению без изменения как принятые без нарушения норм материального и процессуального права.

6. Судебные акты об отказе в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника подлежат отмене, обособленный спор - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, если судами не установлены обстоятельства, входящие в предмет доказывания по рассматриваемому спору и имеющие значение для его разрешения, не оценены доводы конкурсного управляющего и доказательства, представленные им.

В рамках дела N А12-7298/2010 обратился конкурсный управляющий должника с заявлением о взыскании в порядке субсидиарной ответственности с бывшего руководителя должника в пользу должника денежных средств, представляющих собой сумму неисполненных должником обязательств должника перед кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявления конкурсного управляющего в полном объеме, указал на недоказанность наличия условий для привлечения бывшего руководителя должника к субсидиарной ответственности.

Апелляционный суд не усмотрел правовых оснований для переоценки выводов суда первой инстанции.

Обращаясь в суд кассационной инстанции с жалобой на состоявшиеся судебные акты, конкурсный управляющий должника в том числе указывал на то, что судами не учтено, что вступившим в законную силу Определением суда установлено неисполнение бывшим руководителем должника обязанности по передаче документов, касающихся дебиторской задолженности, а по иску о взыскании задолженности с дебитора должника, в отношении задолженности которого была передана вся первичная документации, судом было отказано в удовлетворении иска по причине пропуска срока исковой давности.

Судом кассационной инстанции состоявшиеся судебные акты отменены, обособленный спор направлен на новое рассмотрение в суд первой инстанции с указанием на то, что в нарушение ч. 1 ст. 168 АПК РФ, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ судами не установлены обстоятельства, входящие в предмет доказывания по рассматриваемому спору и имеющие значение для его разрешения, не оценены доводы конкурсного управляющего и доказательства, представленные им.

При этом суд кассационной инстанции исходил из того, что, отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего должника и отклоняя его доводы о наличии совокупности условий для привлечения бывшего руководителя к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, суды первой и апелляционной инстанций, ограничившись указанием на недоказанность наличия условий для такого привлечения, при этом доводы конкурсного управляющего должником о наличии оснований для возложения на бывшего руководителя субсидиарной ответственности ввиду непередачи им материальных ценностей, отраженных в бухгалтерском балансе по состоянию на дату введения в отношении должника процедуры наблюдения, а также доводы конкурсного управляющего о невозможности взыскания дебиторской задолженности по причине отсутствия первичных документов и истечения срока исковой давности, оценки судов не получили; представленные им доказательства не исследованы.

7. Невозможность определения размера ответственности контролирующего должника лица по причине того, что мероприятия по формированию конкурсной массы не завершены в полном объеме, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о привлечении контролирующего должника лиц к субсидиарной ответственности.

В рамках дела N А65-2362/2012 конкурсный управляющий должника на основании п. п. 2, 4 ст. 10 Закона о банкротстве обратился в арбитражный суд с требованием о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности по обязательствам должника на сумму неудовлетворенных требований конкурсных кредиторов должника.

Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения Постановлением арбитражного апелляционного суда, в удовлетворении заявления отказано в том числе со ссылкой на преждевременность обращения конкурсного управляющего с требованием о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ввиду незавершения мероприятий по формированию и реализации конкурсной массы должника.

Отменяя состоявшиеся судебные акты и направляя обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции, суд кассационной инстанции исходил из того, что судами неверно распределено бремя доказывания, а обстоятельства, на которые конкурсный управляющий указывал в качестве основания своих требований, не исследованы и не оценены судами.

Вывод судов о наличии оснований для отказа в удовлетворении требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ввиду того, что размер ответственности невозможно определить с разумной достоверностью до момента окончательного формирования конкурсной массы, признан судом кассационной инстанции ошибочным.

Невозможность определения разницы между окончательным размером требований кредиторов и денежными средствами, подлежащими получению должником, по причине того, что имущество должника в полном объеме не реализовано, не является основанием для отказа в удовлетворении требования о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности.

В соответствии с абз. 6 п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве (в ред. Федерального закона от 28.06.2013 N 134-ФЗ), если на момент рассмотрения заявления о привлечении к субсидиарной ответственности невозможно определить размер ответственности, суд после установления всех иных имеющих значение фактов приостанавливает рассмотрение этого заявления до окончания расчетов с кредиторами либо до окончания рассмотрения требований кредиторов, заявленных до окончания расчетов с кредиторами.

Установленное Законом правило о приостановлении рассмотрения заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности носит процессуальный характер, указанная норма права действовала на момент рассмотрения спора в суде первой инстанции, а потому подлежала применению в силу ч. 4 ст. 3 АПК РФ.

 

А.Г.Иванова

Председатель

Второго судебного состава

 

Ф.Г.Аглиуллина

Судья

 

В.В.Конопатов

Судья

Арбитражного суда

Поволжского округа

Подписано в печать

10.08.2015

12.10.2015

 

© 2002-2018 Консалтинговая группа "Ареопаг"
Разработка сайтов Мегагруп
Контакты:

г. Новосибирск, ул. Демьяна Бедного , д. 57, офис 24
Тел: 291-25-81
E-mail: info@areopag2002.ru
Схема проезда

Rambler's Top100